?

Log in

No account? Create an account

Категория: путешествия

Про то, как со мною связаться.Свернуть )

Про отношенье к интернет-друзьям.Свернуть )


А вот ваш покорный слуга катится на лодочке по полноводной реке Камчатке. Фото: Сергей Емец. Август 2007.

Да, кстати. Завёл учётную запись вот тут: http://www.facebook.com/alexanderpetrovkamchatka и вот тут: http://vk.com/id14134818

Мои твиты

Метки:

Мои твиты

Метки:

Мэнго (новелла)

Друзья! Если вам случится пожимать руку молодой чукчанке, которая отрекомендуется вам как член правительства, вы попросите у нее разрешении взглянуть на пальцы левой руки. И если на этой руке не окажется мизинца — это Мэнго! — та самая, жизнь которой прекрасна, как сказка!

mengo-kp-30-09-1938

Не спрашивайте у Мэнго, где и когда она потеряла палец. Она сама часто всматривается в округленную ладошку, размышляя: рождена ли она без мизинца, или кто откусил его? Но всякий раз подобные исследования наталкивались на тайну. Во всем мире знали эту тайну всего только два человека — отец и мать, сошедшие в могилу, не обронив дочери ни слова об этом.
А между тем — этот палец был той ценой, которую Мэнго уплатила беззубому псу Куга за свою прекрасную жизнь.
И вот как это произошло.
Не читайте дальше!Свернуть )
Предельно редко перепечатываю чужие записи.

Оригинал взят у konstmikh в Почему нельзя преобразовывать заповедник "Командорский" в национальный парк
Оригинал взят у alexandragor в Почему нельзя преобразовывать заповедник "Командорский" в национальный парк
Комментарий, важный и для Командорского заповедника и для всей заповедной системы от Центра охраны дикой природы и его директора Алексея Зименко.
Коллеги, присоединяйтесь и распространяйте, пожалуйста! Подписать петицию можно, перейдя по ссылке>>
Комментарии Алексея Зименко ниже

0

Командорские острова – это крохотная, но настоящая и яркая «жемчужина» на карте России благодаря:
- трагической истории своего открытия и освоения;
- поучительной истории формирования островного населения;
- хорошей сохранности удивительных и во многом неповторимых природных сообществ;
- совершенно замечательному потенциалу научной природной лаборатории, воссоздать который невозможно.

Созданию Командорского заповедника предшествовали 10 лет разносторонних исследований: экологических, социальных, экономических. С участием большинства специалистов, основательно знающих своеобразные условия этих островов. Поэтому при проектировании заповедника были учтены ВСЕ хоть сколько-нибудь существенные факторы и обстоятельства. Мало какие заповедники в России проектировались столь тщательно и с таким вниманием ко всем сопутствующим вопросам жизни людей и развития хозяйства.

Читать дальше...Свернуть )


...Свернуть )
1918

Журнал заседания Камчатского областного Совдепа
№ 51 от 22 апреля 1918 г.
Заявление двух партий от 3 апреля и 5 апреля по охране бобровых лежбищ на мысе Лопатка рассматривался с представителями от 2 партий и одного представителя от с. Завойко.
Охрану на мысе Лопатка назначить в числе 8-ми человек из состава представителей местного населения и приезжих граждан по обоюдному их соглашению.
(«Камчатские известия»)

Вернувшейся с мыса Лопатки охранной командой привезены пять морских бобров. У мыса Лопатки обнаружены следы хищников и найдено несколько бобровых скелетов.
(«Камчатский вестник»)

Журнал № 95 заседания Камчатского областн. Комитета от 16 июля 1918 г.
Заявление охранников м. Лопатка об упромышленных пяти бобрах и протокол об обнаружении хищничества неизвестными лицами близ камня Гаврюшки.
Предложить охранникам сдать бобров обл. комитету, по принятии таковых сдать в казначейство на хранение, поручить начальнику милиции произвести дознание по составленному охранниками протоколу.
(«Камчатский вестник»)

18 июля в здании Городской Управы состоялся аукцион пушнины. Пушнина вся продана, за исключением морских бобров, т.к. последние были оценены по невероятно повышенной цене (15.000 руб. штука).
(«Камчатский вестник»)

Выдано охранникам мыса Лопатки за неимением спирта 10 б. водки для необходимых потребностей.
(«Камчатский вестник»)
...Свернуть )

1959

3десь будет санаторий

Нижне-Семлячикские горячие источники расположены в семнадцати километрах от Жупановского рыбокомбината в живописном месте. Круглый год сюда приезжают отдохнуть и полечиться многие рабочие, инженерно-технические работники и служащие рыбного комбината, колхозники рыболовецкой артели «Красный партизан».
— На наших ключах, — сказал фельдшер Петр Иосифович Заякин,— за короткое время успешно излечиваются от ревматизма, экземы, радикулита, разных гнойничковых болезней.
К нам приезжают избавиться от этих недугов даже из Петропавловска и Елизова. Только в 1958 году на ключах провели свой отдых и лечение более 400 человек.
В нынешнем — первом году семилетки — на базе Жупановских горячих ключей по решению совнархоза и облсовпрофа будет построен бальнеологический санаторий-профилакторий на 25 мест в одну смену. Он будет принадлежать Жупановскому завкому профсоюза. Штат обслуживающего персонала санатория будет состоять из шести человек; врача (он же директор), двух медсестер, двух поваров и заведующего хозяйством. Стоимость путевки — 559 рублей. 20 процентов путевок будут выдаваться трудящимся бесплатно.
Совнархоз выделил для санатория два стандартных четырехквартирных дома, а также необходимое оборудование и инвентарь.
В. Лонгинов.
(«Камчатская правда»)

Материал, опубликованный в газете "Камчатское время" 3 ноября 2010 года . Красным выделены куски, не вошедшие в  публикацью по причине нехватки газетной площади.


Весною в Эссо во время старта гонки на собачьих упряжках «Берингия» кто-то дёрнул меня за рукав. Я обернулся.

- Разрешите представиться, меня зовут Валерий Люшков. Я известный путешественник, писатель и фотограф.

- Вот как? – удивился я. – Какие же фотоальбомы вы выпустили?

- Ну, - смешался подошедший, - пока ни одного, но у меня есть фотоаппарат и я фотографирую…

- Хорошо, а какие книги вы издали?

- У меня ещё нет книг, но я автор больше, чем десяти публикаций в газетах и журналах.

Не желая дальше тратить время, я вполне вежливо откланялся. Но подошедший буквально навязал мне аляповатую визитную карточку. Которую я рассмотрел, лишь вернувшись в город. И был поражён текстом на ней: «Азартный охотник, опытный рыболов и неутомимый путешественник. Постоянный автор и фотограф множества изданий для рыболовов, охотников, любителей путешествий…»

Об этой встрече я забыл почти сразу.

И когда в конце лета до меня начали доходить слухи о том, что в Кроноцком природном биосферном заповеднике, на берегу Курильского озера на кордоне «Мыс Травяной» завёлся инспектор, который панически боится медведей и начинает утро с пальбы по ним резиновыми пулями, я никак не связал эти рассказы с весенним желающим познакомиться.

 

«Настоящая Россия»

 

А потом…

А потом в глобальной сети «интернет» я наткнулся на интернет-дневничок с претенциозным названьем «Настоящая Россия». И со следующим велеречивым предуведомленьем: «Не секрет, что не только зарубежье, но и даже россияне, живущие в больших городах, зачастую не представляют себе, чем и как живет Россия. У москвичей даже термин такой есть – замкадье. То есть то, что за пределами МКАД. А там настоящая Россия, которая живет и выживает, несмотря ни на что и вопреки всему. Здесь небольшие рассказы о России, о настоящих людях, встреченных мною в путешествиях на её необъятных просторах».

Рассказы о нашем полуострове из цикла «Другая Камчатка» посвящены гонке на собачьих упряжках «Берингия». Написанные по акынскому принципу «что вижу – о том пою», лишённые даже поверхностного осмысления и изобилующие выражениями типа «местечковый патриотизм» малограмотные тексты вполне могли быть вложены в уста чеховскому герою, автору «…подъезжая к сией станции». Впрочем, удостоверьтесь сами: вот лишь две цитаты:

«Глаза её уже не видят, но это, с поддержкой родственников, не мешает ей вести для детей кружок народного творчества и содержать частный краеведческий музей…»

«На гусеничном вездеходе едем полтора суток…»

Затем в люшковском интернет-дневничке появились повествования «Записки медвежьего сторожа», «Медведи и люди» (в четырёх частях).

От записи к записи интонации автора меняются. Вначале Люшков радостно сообщает, что «…в большинстве своем люди, работающие здесь, настоящие романтики, каждый из которых по-своему уникален. Охраняя природный мир Кроноцкого заповедника и входящего в его состав Южно-Камчатского заказника, сопровождая работающих здесь ученых и съемочные группы фотографов и журналистов, охраняя организованные группы туристов, они ежедневно рискуют своей жизнью. Возможность нападения медведя со всеми нехорошими последствиями, нарваться на пулю или нож браконьера, риск подорвать здоровье в многодневном изнуряющем рейде - для них повседневная, обыденная реальность.
Зато, в «довесок» к скромной зарплате, они имеют уникальную возможность находиться в сказочной реальности мира дикой природы, среди вулканов, горячих источников и других проявлений, находящихся совсем близко, буквально под ногами, раскаленных недр нашей планеты.
Сейчас, присоединившись к ним, такую возможность имею и я».

Конец большой цитаты.

А теперь снова предоставим слово Люшкову: «…участковые инспектора двух имеющихся на озере кордонов в силу «служебных обязанностей» вынуждены заниматься обслуживанием туристов…», «большинство работающих с туристами и «обеспечивающих безопасность» инспекторов… нарушают все, что возможно».

Особо остановимся на люшковской эскападе: «На мысу Травяной, куда я приехал в качестве госинспектора заповедника, на берегу, в двадцати метрах от домов - памятная плита на месте гибели одного из них, известного японского фотографа-анималиста Мичио Хошина. По словам людей местных, причиной его гибели в ту ночь стала пьянка на кордоне, в которой участвовал и госинспектор. Сосед фотографа жутко храпел, и Мичио ушел из домика, чтобы поспать в своей палатке, не слушая этого храпа. Медведям он доверял; говорят, чтобы получить интересные кадры, даже прикармливал некоторых из них сгущенным молоком. Ну, а подвыпивший госинспектор не сделал того, что был обязан, то есть не настоял на строгом соблюдении мер безопасности, предписывающих туристам находиться ночью в домике…»

- Расследованием этого трагического случая и отстрелом медведя-людоеда занимался я, - рассказывает работающий в Кроноцком заповеднике с 1981 года заместитель директора по науке Владимир Мосолов. - Непосредственно на месте событий был лишь научный сотрудник Игорь Ревенко, давно живущий в Канаде. Никто из так называемых «местных» рассказать Люшкову такие нелепые подробности не мог, так что его домыслы – лишь плод непорядочной фантазии.

 

Из интернет-дневничка Валерия Люшкова мы узнаём, что экологический туризм в Кроноцком заповеднике организован бездумно, что создание положительного имиджа  заповедника «важно, чтобы выцыганивать у различных спонсоров деньги «на охрану природы», что если инспекторы не нарушают свои должностные инструкции, то наказываются «отсутствием «чаевых» от групп туристов, которые в итоге нередко в разы превышают официальный инспекторский заработок»

А потом в Интернете появился текст обращения инспектора Люшкова к министру природных ресурсов и экологии Юрию Трутневу, начинающийся гневным монологом:

«В июне месяце сего года, на время оставив ради  этого работу в Объединенной редакции «Охотничьи издания»… вместе со своей женой я дал согласие год поработать в Кроноцком заповеднике…»

Из обращения к министру мы узнаём, что люшковские «принципиальность и твердость в вопросах, касающихся безопасности туристов, неизбежно привели к конфликтным ситуациям с представителями… туристической фирмы» и что «вопреки своей воле, под вооруженным сопровождением инспектора заповедника….» Люшков был вывезен на кордон «Исток» и отправлен вертолётом в Елизово.

Кстати, у Люшкова были с собой два личных ружья…

Дальше мы волей-неволей вторгаемся в достаточно интимную сферу, но, как говорится, из песни слова не выкинешь:

«Вопреки моей воле и воле моей жены, меня насильно разлучили с моей женой… Расцениваю это как грубое вмешательство в мою личную жизнь с использованием служебного положения».

Обращение Люшкова к Трутневу недолго провисело в интернете – автор очень оперативно удалил его. Но пробудило желание разобраться в истоках столь резкой трансформации – от восхищенья инспекторской работою до потоков грязи.

Вначале выяснилось, что слова «дал согласие поработать» - несколько неверно отражают действительность: Люшков наткнулся в блоге известного фотографа Игоря Шпиленка на рассказ о нюансах инспекторской работы, вступил в переписку с заместителем директора заповедника по охране Андреем Бородиным, долго интересовался условиями работы. Бородин предупреждал Люшкова, что работа в заповеднике – не сахар.

Привожу официальный ответ Бородина:

«Не знаю, были ли Вы на Камчатке, но озеро Курильское прежде всего отличается от остальной территории полуостров невероятной плотностью медведя, расположение кордона (на мысе Сиюшк) не позволяет полностью изолировать территорию (электрозабором, который успешно используется нами в целях огораживания от медведей на других кордонах) от их присутствия. Что в свою очередь создает определенные неудобства. Далее: группы туристов пребывающих на территории заказника платят огромные деньги туркомпаниям за сие удовольствие (учитывая доставку исключительно вертолетом) что формирует у них не очень правильное отношение к особому режиму охраны ООПТ. Фотогруппы, киносьемочные группы, которые, как люди творческие, тоже бывают со своими «мышами». В общем ситуация в психологическом отношении достаточно сложная, капризы, прихоти, непонимание случаются практически регулярно, при этом контроль за соблюдением особого режима охраны должен осуществляться неукоснительно, и достаточно корректно чтоб при этом не сложилось негативное впечатление у наших гостей.

В заключение скажу откровенно, что как вы понимаете, мы с Вами так же лично не знакомы и Ваше отношение к работе и квалификация мне неизвестны, коллектив отдела охраны - одна большая семья, и как Вы сработаетесь с людьми, мне тоже заранее неведомо, но в любом случае надеюсь на лучшее...»

 

Пришествие на Камчатку

 

В конце июня Валерий Люшков с сожительницей Еленой С. прилетел на Камчатку. Когда дело дошло до документального оформления на работу, он, не моргнув глазом, сообщил, что трудовая книжка у него отсутствует и что он готов написать заявление, что она утрачена при переезде. Администрация заповедника пошла нашему герою навстречу – он был принят на работу. И вместе с сожительницей был направлен на кордон «Мыс Травяной».

 

Работа в заповеднике

 

Теперь приступим к официальной переписке. Руководитель группы французских фотографов Реми Марион направил следующий отзыв о нашем герое: «Хочу сообщить, что Валерий Люшков не является хорошим гидом для группы, он не очень дружелюбен, не знает медведей, поэтому в нашем случае клиенты без опыта немного боятся, если их гид не знает, как обращаться с медведями. С ним (Валерием Люшковым) было как в армии, но клиенты приезжают в природу не для этого, мы должны следовать служебным обязанностям гида и диалогам с ним...»

Сопровождающий французской группы GNGL гид-переводчик Михаил Добрянский добавляет: «Наша группа явилась для Валерия первой многодневной группой. Из рассказов о его насыщенном охотничьем прошлом сложилось первоначальное мнение, что работает с нами профессионал и что тур пройдет хорошо. Но на поверку оказалось полное отсутствие опыта работы с людьми. Валерий не шел на контакт и не реагировал на просьбы, ссылаясь на опасную обстановку вокруг и его неспособность обеспечить нам должную безопасность в случае чего.

В дополнение Валерий не осознавал специфики работы с медведем на Курильском озере, что медведь не проявляет агрессии к человеку и предпочитает избегать контакта, привычен к присутствию человека или группы туристов в частности. На протяжении трех дней мы ходили на смотровую вышку, просьбы на смену плана работы игнорировались со ссылкой на руководство, что ему необходимы указания.

Каждый день всей группой мы приходили на вышку, поднимались на второй этаж и Валерий закрывал дверь изнутри и обеспечивал нам безопасность, забравшись на крышу вышки. «Комичная» ситуация в один из дней на вышке: когда женщины попросили разрешения сходить вниз в туалет, Валерий отказался и добавил, что это опасно и если идти в туалет, то всем вместе и только в лагерь. Я дословно перевел ответ лидеру группы Реми. Он недоуменно переспросил, подумал, что Валерий пошутил. Так и не придя к разумному решению, женщинам ничего не оставалось, как справить малую нужду прямо на вышке, в стороне.

Просьба на выход в поле, разбив группу пополам и работая только с 5-6 туристами, также проигнорировалась. Валерий как-то показал мне прейскурант, где за отдельную плату была услуга работы инспектора с группой из 5-6 человек по схеме профессиональной фото/видео съемки. Оказалось, что Валерий может только показать прейскурант, а на остальное он не уполномочен. Тур проходил напряженно, нередко ругались. Неспособность Валерия ладить с людьми и искать компромиссы сводила на «нет» все усилия по организации работы группы.

Мое личное мнение, что за красочными рассказами скрывалась просто боязнь медведей, которая всячески вуалировалась отговорками. Три дня на вышке доказали это сполна…»

Лидер туристической компании Joe Far Tours Елена Вночек тоже была категоричной:

«В период с 19.08. - 23.08.2010 я, Вночек Елена, находилась на территории Южно-камчатского природного парка, в районе мыса «Травяной» с группой в составе 13-ти граждан Австрии и одного гражданина Германии с разрешения дирекции парка. С 19.08 по 20.08 с группой работал инспектор парка «Южно-камчатский» Валерий Люшков, который должен был сопровождать группу туристов на экскурсии в районе мыса «Травяной» с целью наблюдения за популяцией медведей. Однако своих должностных обязaнноcтей гида группы Валерий не выполнял, постоянно опаздывал ко времени начала экскурсии, заставляя ждать туристов, на их вопрос: «А где же гид?» я не могла ответить, так причины отсутствия гида не знала. Валерий постоянно ссылался на то, что я здесь «никто», в приказном тоне заставлял меня писать совершенно немыслимые объяснительные. Туристам не предоставлялась никакая информация о парке, о животных, обитающих на его территории, Валерий отказывался сопровождать группу куда-либо кроме обзорной площадки, постоянно запугивал туристов рассказами, как страшны и опасны медведи. На мои предложения сопроводить группу к реке Итомынг, Валерий ответил, что сам не знает этой местности толком, хотя я знаю, что он находится на Курильском озере с мая 2010 года (с июня – РЕД.), и времени у него было достаточно для изучения вверенной ему территории. Этого инспектора приходилось постоянно уговаривать выполнять полагающиеся ему по должности обязанности. Он совершенно нелюдимый человек, не умеющий работать с туристами, не обладает достаточными знаниями местности, в которой работает. Я привожу туристов на Курильское озеро в течении восьми лет, приходилось работать со многими гидами, но такой некомпетентности я не встречала ни у одного инспектора парка…»

Понятно, что такое положение не могло устраивать администрацию Кроноцкого заповедника. Стало ясно, что трёхмесячный испытательный срок он не выдержал.

Проведенное служебное расследование привело к следующим выводам:

«Прибыв на кордон и приступив к исполнению служебных обязанностей, Валерий Люшков меньше чем за неделю израсходовал месячный (!) запас сигнальных ракет и боезапас резиновых пуль. Этот арсенал применяется госинспекторами для отпугивания медведей лишь в самых крайних случаях, когда животные проявляют агрессию и возникает угроза жизни человека. Нужно отметить, что медведи, обитающие в районе кордона Травяной, уже три десятилетия находятся под охраной государственной инспекции, это заповедные животные, которые ежегодно приходят к Курильскому озеру во время нереста лосося. К подобной шумовой атаке и агрессивному поведению со стороны человека звери просто не привыкли. Коллеги-инспекторы несколько раз делали Валерию Люшкову замечание о его неадекватной реакции на медведей, и совершенно абсурдных попытках отогнать мишек от кордона (кстати, во избежание проникновения зверей, для безопасности людей кордоны огорожены электрозаборами со слабым зарядом тока). Замечания Валерий игнорировал и даже вышел на радиосвязь с ФГУ с требованием срочно прислать подкрепление.

…У очевидцев на кордоне Травяном сложилось впечатление, что диких животных новый госинспектор воспринимает исключительно как угрозу. По Южно-Камчатскому заказнику Валерий Александрович перемещался короткими перебежками, периодически отстреливаясь от недоумевающих медведей сигнальными ракетами…

Рассуждения малоопытного, ввиду незнания – конкретно – особенностей территории федерального заказника, Валерия Люшкова вызывали всеобщее недоумение. Новый госинспектор из Москвы с почти маниакальным усердием повторял коллегам и туристам   истории о гибели людей в лапах медведей, рассказывал жителям Камчатки о скверном характере этих кровожадных животных. Учитывая усиленные правила безопасности, принимаемые на кордонах и экскурсионных маршрутах в Южно-Камчатском заказнике федерального значения, грозящий им риск даже новичкам показался сильно преувеличенным. А более опытные инспекторы и экскурсоводы, не один год проработавшие на озере Курильское, как могли, успокаивали человека, на чьих плечах ежедневно лежала забота о безопасности людей…

Кроме того, работать в ООПТ Валерий Люшков прилетел не один – а вместе со своей гражданской женой Еленой С. Он ежедневно (и не исключено, что целенаправленно) делал свою личную жизнь достоянием общественности, а семейные разборки выносил на всеобщее обозрение и обсуждение. Это обстоятельство, порожденное свойствами его неуживчивого характера и любовью к нецензурной брани, не могло не отразиться на психологическом микроклимате на кордоне. И, конечно, на качестве выполнения Валерием Люшковым его прямых должностных обязанностей.

21.08.2010 г. Валерий Люшков, находясь при исполнении должностных обязанностей, устроил очередной скандал в присутствии группы иностранных туристов и работников ФГУ «Кроноцкий заповедник», чем окончательно дискредитировал свою персону. По загадочным причинам Валерий Александрович отказался вести группу, после чего попросился в Москву в связи с неотложными семейными обстоятельствами…»

На следующий день пожелание нашего героя удовлетворили, и Люшков был вывезен на вертолете в Елизово. Ему был оформлен неоплачиваемый отпуск (так как проработал он только 2 месяца) до 15 сентября включительно и выдана материальная помощь.

16 сентября 2010 года Валерий Люшков должен был выйти на работу. Однако в заповеднике он до сих пор не появлялся. Зато регулярно выплёскивает своё недовольство заповедником и его коллегами в личном интернет-дневничке.

Заместитель директора заповедника по охране Андрей Бородин неоднократно помещал в дневничок Люшкова следующую запись:

«А теперь официально: написав заявление на отпуск, по его окончании, вы до сих пор не предоставили ни каких документов об обоснованном отсутствии на рабочем месте, прошу вас на мой электронный адрес (вам известный), либо адрес заповедника предоставить объяснительную на имя директора о причинах отсутствия на рабочем месте, либо заявление на увольнение, предоставить информацию (почтовый адрес) о фактическом проживании, для отправки всех причитающихся вам денежных выплат…»

Эту запись Люшков незамедлительно удалял.

Директора Кроноцкого заповедника Тихона Шпиленка мы попросили объяснить: действительно ли Люшкова вывозили из заповедника под вооружённым сопровождением? Шпиленок подтвердил, что оружие у инспекторов было – но для обеспечения личной безопасности и в соответствии с должностными инструкциями. Равно как и у Люшкова были с собою два ружья...

Что до «насильного разлучения с женой», выжимающего слезу: Елена С. собственноручно написала: «Я приняла решение остаться на кордоне и продолжить работать, так как наши отношения в связи с постоянными конфликтами уже вышли за рамки супружеских. Решение о разрыве отношений было обоюдным. А моё решение остаться на кордоне – добровольным».

 

P.S.

 

Неприглядная картина сложилась: наш герой, судя по всему, не собирался постоянно работать в заповеднике, отсюда и непредоставление трудовой книжки. Теперь слесарь-ремонтник Валерий Люшков, сидя в Кашире, пытается представить себя в роли невинной жертвы заповедниковских чинуш и борца за справедливость. Но смелости вернуться на рабочее место и лично доказать свою правоту «азартному охотнику, опытному рыболову и неутомимому путешественнику, постоянному автору и фотографу множества изданий для рыболовов, охотников, любителей путешествий» явно не хватает.

Плохо лишь то, что подобные малоодарённые склочники могут найти свою аудиторию. И по их не содержащим ни грана истины рассказам люди, живущие за пределами Камчатки, будут судить о тех, кто (как написал сам Люшков) «настоящие романтики, каждый из которых по-своему уникален».

 



"Тринадцать лет назад, 31 августа 1996 года никто не подозревал, что этот день станет траурным для всех парашютистов полуострова.
В тот день 17 человек совершали учебно-тренировочные прыжки на Халактырский пляж с вертолёта дивизии ПВО. Прыгали с минимальной высоты.
Непредсказуемый порыв ветра отнес в океан на три сотни метров четырёх парашютистов. Вторая четвёрка отказалась в воде в тридцати метрах от берега. А остальных, уже успевших приземлиться, но не погасивших купола, этим же порывом ветра утащило в воду. Из семнадцати парашютистов в живых осталось десятеро.
Каждый год в последний день лета на берегу Тихого океана, на Халактырском пляже собираются родные и друзья погибших. На берегу воздвигнут крест, напоминающий о трагедии, случившейся тринадцать лет назад..."





Я просто хотел сказать, что вдруг понял названье "Навеки девятнадцатилетние" — когда перед тем, как ехать на пляж, мы заехали на кладбище, на могилу Игоря Мохова. "Какой он молодой", — подумал я, глядя на фотографию.
А потом на пляж приехал сын Витьки Шелапугина Ромка. Ромка уже военный пенсионер...
Мы взрослеем и стареем.
Они уже не постареют.
...в тот день, 31 августа 1996 года я приехал на 26-й километр, мы договорились встретиться после прыжков, посидеть, почесать языки.
Заехал к Сене Бабичу, который в этот день прыгать не стал.
Пили чай, ждали.
Ближе к вечеру позвонили: "Ребята утонули"...


Камчатка, Елизовский район, побережье Тихого океана, Халактырский пляж. 31 августа 2009.
Пока гешефтмахеры от фотографьи вбивают в головы, что снимать нужно "в формате" - отвлечёмся и посмотрим старые карточки.



"Виктор Загумённов всю жизнь снимает Север. Главные герои его работ – люди, большая часть жизни которых проходит в условиях полярной ночи и вечной мерзлоты. Фотографии мастера дают представление об основных занятиях северян: их труде, уникальных национальных обрядах и традициях.
Как говорит сам Виктор: Север для меня – категория нравственная, своеобразная оценочная шкала моих действий. В своих работах я стремлюсь отразить гармонию и хрупкость связей человека с окружающим его миром, показать божественную сущность нашего бытия".

http://nordart.ucoz.ru

Ещё карточкиСвернуть )
А вот эта карточка - стала призёром амстердамского World Press Photo.



"Помню «победоносный» рейд нашей прессы по маршруту Сургут – Надым- Салехард - ЯМАЛ. Нужно было отразить фантастический расцвет могучего советского Севера. Получил и я командировку от газеты «Труд». Так сказать первое боевое крещение. Воспринял эту поездку романтически – сильны были еще детские впечатления: белые ночи, северное многокрасочное сияние, ловля рыбы на перламутровых озерах.… И вдруг все резко переменилось. Я увидел изуродованную природу, гибнущую под варварским натиском цивилизации, суровых замкнутых людей, настороженно встречающих каждый самолет с Большой земли,- что на сей раз принесут, с собой «иноземцы». Я тогда ощутил всю чудовищную фальшь происходящего – по сути, мы должны были прославлять убийство, петь гимн нефтяному молоху, безжалостно уничтожающему целые цивилизации северных народов. В этой поездке я так толком и ничего не сделал. Ничего толком, Кроме того «золотого» кадра «Оленеводы Севера» Это случилось в последний день поездки. Нас, уставших журналистов и «киношников» на вертолете забросили к оленеводам, в бригаду коми. Космическая встреча представителей двух цивилизаций. Где героика, где - высокий сюжет?"
(Виктор Загумённов)

Profile

photoguide
Александр Петров. Я не ракетчик, я филолог.
Website

Latest Month

Октябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner