?

Log in

No account? Create an account

Категория: общество

Про то, как со мною связаться.Свернуть )

Про отношенье к интернет-друзьям.Свернуть )


А вот ваш покорный слуга катится на лодочке по полноводной реке Камчатке. Фото: Сергей Емец. Август 2007.

Да, кстати. Завёл учётную запись вот тут: http://www.facebook.com/alexanderpetrovkamchatka и вот тут: http://vk.com/id14134818

Мои твиты

Метки:

Про Мацияускаса.

Портрет, опубликованный четырнадцать лет назад в журнале «Фотография», был первой серьезной публикацией Александра Мацияускаса, фотографировавшего уже почти шесть лет, в специальном издании. На снимках были сюжетные кадры с улиц, портреты, акты, срежиссированные сцены. Стараясь усилить художественный эффект, автор часто использовал графические возможности грубозернистой бумаги и редуцированной шкалы тональностей. Его творчество шло целиком и полностью в рамках тогдашней литовской фотографии, выдвигавшей на первый план именно художественную сторону. Значительное влияние на Александраса имела и атмосфера каунасского фотоклуба, одним из первых членов которого он стал в 1963 году. В этой вдохновляющей и плодотворной атмосфере вместе с Мацияускасом начинали и другие известные литовские фотографы, например, Виталий Бутырин и Витаутас Луцкус.
В конце шестидесятых годов Александрас Мацияускас твердо ориентировался на жизненную фотографию. Сцены с празднования Первого Мая, свадьбы, уличные сценки. Часто снимал широкоугольным объективом, который позволял ему выделить определенные детали, создавать необычную перспективу, сталкивать несколько параллельно происходящих действий и, в конце концов, отходить от классических правил композиции. Своими смелыми решениями он иногда настолько исключал второстепенные элементы, что на фотографии оставалась лишь часть доминантного мотива. Например, на снимке, названном «Мать» видна только верхняя половина лица ребенка, с той целью, чтобы внимание зрителя было сконцентрировано на широко открытые детские глаза. Нарушение привычных пропорций и отношений между отдельными мотивами взволновывает человека, помогает ему по-новому посмотреть на рядовой факт и переоценить его значение, и в то же время подчеркивает личный угол зрения автора, действенный и экспрессивный у Мацияускаса.

_AVP6248

Экспрессионизм оставил глубокий след в искусстве скандинавских стран и, естественно, проявился и в литовской живописи и графике. Наоборот, фотография в Литве долго сопротивлялась его влияниям, склонялась скорее к нежной лиричности, например, в работах Ромуальдаса Ракаускаса, Альгимантаса Кунчюса, Римантаса Дихавичюса, Йонаса Кальвелиса и Антанаса Суткуса.
Мацияускас использовал экспрессивную форму прежде всего в стилизованных портретах и в метафорических фотографиях-фантазиях. Упор на визуальный эффект, приближавший эти снимки к фотографиям салонного типа, однако, постепенно ослабевал, аутентичность стала брать верх над сложными эстетизирующими элементами оформления. В семидесятых годах в интересах Мацияускаса на первый план выдвинулась жизнь литовской деревни.
Он не был в этой области первопроходцем, отражением деревенской проблематики серьезно занимались такие фотографы, как Альгимантас Кунчюс, Антанас Суткус, Вацловас Страукас, Юлиус Вайцекаускас и другие. Практически все они сосредоточили свое внимание не на совре
менности, а на исчезающих традициях снимали старинные обряды, близость человека к природе, прямые и безхитростные отношения между людьми.
Александрас Мацияускас также старался отобразить традиционный образ жизни литовской деревни. В течение десяти лет он объехал множество сельских рынков и нашел там огромное количество сюжетов. Литовский рынок — это не просто место торговли, это человеческий праздник, где покупатель и продавец могут проявить свой темперамент, где можно отметить удачную операцию, попеть, встретиться с друзьями. И все это старался отразить на своих фотографиях Мацияускас.
Вот он направил объектив на человека, покупающего лошадь и внимательно рассматривающего ее зубы, а вот на женщину с поросенком в хозяйственной сумке. Здесь видим гармониста, играющего для кучки благодарных слушателей, а здесь мужчину, пересчитывающего вырученные деньги. Рынок в его представлении — это красочный спектакль в исполнении многочисленных фигур и фигурок. Мастерски сумел автор выразить причудливость и странность этого явления, причем подчеркнул ее широкоугольной оптикой. Пространственные деформации иногда приводили к определенным художественным эффектам, которые, вместе с умелым нагнетанием драматичности посредством тонального выделения неба, в какой-то степени снижали впечатление аутентичности. Несмотря на это, грубые документальные кадры Мацияускаса имели в литовской фотографии семидесятых лет, где преобладал утонченный лирический тон, прямо-таки пионерское значение.

_AVP6246

Подчеркнутая абсурдность и гротескность может дать повод к пониманию цикла о деревенских рынках как цикла сатирического, к тому же, если учесть, что Мацияускас выставлял его иногда вместе с карикатурами Андриюса Делтувы — юмористическими парафразами сфотографированного сюжета. Однако работы фотографа намного глубже и шире этих карикатур. Они являются ценными этнографическими документами, отражающими вымирающие обычаи литовской деревни, и в то же время это обычные общечеловеческие документы — картины отношений между людьми, человеческих качеств, часто проявляющихся наиболее открыто именно при купле-продаже.
Видна на снимках иногда и капля иронии, но при том нам абсолютно ясно, что автор любит этих людей, их естественность, близость к земле, бодрость и прямоту. Его фотографии не только много говорят о литовцах, но и рассказывают о людях вообще. Они в одно и то же время литовские, советские и общечеловеческие.
Наверное, именно поэтому пользуются огромным успехом во всем мире. Результаты десятилетних путешествий с фотоаппаратом по рынкам принесли Мацияускасу международное признание. Мало кто из советских фотографов может похвалиться тем, что его снимки выставлялись на международных встречах в Арле, что их зрителями были в Библиотеке ООН дипломаты, а часть цикла была включена в экспозицию современной европейской фотографии на прославленном венецианском фестивале фотографии 1979 года и очень представительной, с высокими критериями отбора брюссельской выставки «Образ человека». Мацияускас, вместе с Биллом Брандтом и Марио Джиакомелли по просьбе Бельгии был одним из организаторов этой выставки. В 1981 году на специальной экспозиции «Три европейца» в Музее современного искусства в Сан-Франциско рядом с голландцем Кржизановским и Шурманном (ФРГ) был представлен Александрас Мацияускас.
Кому-нибудь такой успех, может быть, вскружил бы голову, но Мацияускас особенно не изменился. Он по-прежнему живет в скромной каунасской квартире с женой и двумя детьми, работает секретарем каунасского отделения Общества художественной фотографии Литовской ССР, руководит самой большой в Советском Союзе фотогалереей, активно участвует в создании фотошколы в Каунасе, помогает молодым, начинающим фотографам. И, конечно, снимает.
Во второй половине семидесятых годов Мацияускас создал новый цикл — «В клиниках Ветеринарной академии». Более года он наблюдал за оперированием больных лошадей, сопровождал ветеринаров в колхозы, запечатлевал их в краткие минуты отдыха; снимал и людей, например, старушку, с нетерпением ожидающую результатов осмотра врачом своей кошки. Создал десятки современных документальных фотографий, великолепных по своей драматичности и экспрессивности, высокой визуальной культуре и глубине авторской интерпретации. Они излучают сочувствие к больным животным, полностью зависящим от человека, от его помощи. Выражают они и уважение и восхищение нелегкой и самоотверженной работой ветеринаров. Обобщенно же, можно сказать, цикл звучит прежде всего как гимн человеческому стремлению и способности помогать тем, кому такая помощь необходима. Гуманизм — основная черта творчества Мацияускаса, и мы видим его не только в двух этих, наиболее известных циклах, но и в остальных работах художника (например, фотографии с югославских рынков, или с литовских пляжей).
Творчество Александраса Мацияускаса дало литовской фотографии несколько новых стимулов, развиваемых в работах других авторов. Вместе с до сих пор недооцененными снимками Витаутаса Луцкуса оно служило руслом для все более расширяющегося течения современного литовского документализма, стремящегося к правдивому отображению ежедневной жизни. Не только циклы Мацияускаса, но и, например, коллекция Пожерскиса с литовских ярмарок, документальный сериал Шонты о школе-интернате, необычный образ одного колхоза, созданный Станионисом, или в высшей степени аутентичные фотографии Луцкуса о жизни людей в разных союзных республиках свидетельствует о том, что именно такая ориентация приносит литовской фотографии заслуженный успех.

ВЛАДИМИР БИРГУС
(Fotografie 83, № 1)
Во мне всегда жила «жажда» самосожжения.
Я начал писать во Львове 17 апреля 1952 года. Уезжая навсегда в Ленинград, я сжёг 3 сундука рукописей, 8 куб.м. «творчества». Стихи, драма в стихах «Иван Болотников», 2 романа в прозе: «Сказка о трёх ефрейторах с голубыми глазами» и «Чёрная месть» — из испанской жизни. Я сжёг большие тетради-дневники, исторические исследования, статьи о поэтике авангарда XX века. Да, ещё свои стихи, написанные на немецком, польском и украинском языках, т. е. сжёг целую литературу мальчишеско-юношеской чепухи. Мир праху.
Это было в 1954 году. В 1959 году после написания ритмов по мотивам «Слова о Полку Игореве» я сжёг все стихи, написанные в армии от 1955 до 1958 года, а потом 17 поэм, написанных в 1958 — начале 1959 года. Эти последние уже ходили по рукам (вот именно!), я помню названия нескольких: «Уже любовь», «Последний на планете Земля» — о взрывах ядерных бомб в Хиросиме и на Новой Земле, ну и хватит названий.
В процессе дальнейших писаний я регулярно сжигал стихи и прозу. Из них наиболее известна повесть «Иллюзионист» и прочие, но для меня их нет навсегда.
Перед нами то, что каким-то образом сохранилось.
«Феогнид» — последние стихи, которые я написал. Больше стихов не будет. Ещё ни один из уважающих себя поэтов не написал ни строчки после 70, и так во всём мире.
Благодарю за внимание.

Виктор Соснора

Уже любовь

Солнце на вздувшейся шее заката
покачивалось,
краснощёкий шар.
Меня наставляли:
закат – загадка.
А в искусстве закат называют –
«пожар».
Всё в искусстве
имело
свои названия:
«золотая осень»,
«серебряный тополь».
Если дождь по стеклу названивал,
в искусстве значилось:
«плачут стёкла».
«Любовь приходила» только «весною»,
непременно «верная»,
как собака.Не читать дальше...Свернуть )

Текст этой совершенно неизвестной поэмы Виктора Сосноры прислал мне (в виде репродукций самиздатовских перепечаток) старший товарищ моих юношеских лет Иосиф Половинчик, тонкий ценитель поэзии и яростный библиофил, библиофаг и библиоман. Именно у Иосифа Фридриховича я впервые в 1983 году прочитал эту поэму.
Оригинал взят у m_athanasios в О МАТЕРЩИНЕ, АНОНИМАХ И ПИДАРАСАХ В СВЕТЕ НОВОГО ЗАКОНА
     Обвинения меня в матерщине и сквернословии являются одним из основных методов кампании по моей дискредитации и главным контраргументом наших многочисленных анонимных оппонентов — профессиональных "конторских" служащих, негодяев-любителей и всякой прочей сетевой дичи — в любой полемике. Основываются они только на том, что я имею жесткую идеологическую (!) установку именовать геев, как открытых, так и латентных, только пидарасами и питухами, исключительно.
     Ответом на эти постоянные, но безосновательные и клеветнические обвинения в колонке "Избранное Живой Книги" специально помещена статья По-английски — гей, по-русски — пидарас. Однако в связи с тем, что в России, наконец-то, слава Богу, приняли закон, запрещающий употребление на телевидении, в кино, литературе и СМИ мата, ставшего для большей части россиян обоих полов и вне зависимости от их социального положения и возраста уже родной россиянской речью, разъясняю свою жизненную позицию в этом вопросе еще раз и несколько подробней. Так как доверия к дефективным путловским законам нет никакого и подозреваю, что меры эти, в б
ольшей степени, предпримут не к, действительно, матерщинникам, а к тем, кто геев будет по-старинке пидарасами называть.

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ...Свернуть )

Оригинал взят у lev_sharansky2 в Двенадцать подвигов креакла.
Свобода лучше несвободы наличием свободы. Предприниматели, определяя бизнес-логику, поощряют корректные правовые государства. Инновации отменяют ограничения на индивидов, а также принимают покупательский спрос, а экономические бизнес-процессы поощряют собственников. Заметно, что инновации функционируют для необходимых прав человека. Основа экономических отношений формата Невидимой руки рынка – креативный класс.



Креативный класс – это художники и поэты, хипстеры и дизайнеры, завсегдатаи модных кафе и гламурных бутиков, журналисты и писатели. Короче все те люди, геи и демократические журналисты, которые заняты интеллектуальным трудом, творцы и властители дум для которых приоритетом является борьба за вашу и нашу свободу, слезинку ребенка, права геев и сделавшие для себя евроатлантический выбор. Одним словом креакл.

Быть креаклом – стильно, модно и трендово. Быть креаклом – элитарно. Ведь 10 твитов в твиттере и два поста в фейсбуке по затраченным калориям занимают восемь часов работы пермского токаря или совка на Уралвагонзаводе. Очевидно, кто приносит большую пользу этой стране. Страдая в это же самое время от репрессий КГБ и притеснений путинского режима.

Однако в последнее время ряды креаклов стараются пополнить всякие нечистоплотные личности на поверку оказывающие агентами КГБ или нашистами. Возьмите хотя бы ботовода Навального, которого некоторые несознательные гражданские активисты считают умом, честью и совестью креативного класса. Размывается понятие элитарности, снижается тренд. Как же отличить настоящего креакла, носителя евроатлантических ценностей от мимикрии-провокатора КГБ? По делам судите их. Двенадцать подвигов обязан совершить падован-креакл, чтобы окончательно быть принятым в рукопожатные ряды и со спокойной совестью пировать в чертогах трактира «Матрешка».
Читать дальше...Свернуть )

...Свернуть )

Мне давно никто не нужен.
Мне нужна только она
Матушка, кормилица, земля
Я еще не всю её продал

Мне еще лет так пять
Надо поторговать
Может быть тогда
Насытится утроба моя.
Продолжить душеполезное чтенье...Свернуть )


- Ну, и зачем ты приехал на Камчатку?
- Как это зачем: друган мой лучший Серёжа Косыгин празднует юбилей – 55 лет, вот мы и собираемся торжественно проводить его на пенсию. У нас вообще странная такая история…
- У нас – это у кого?
- У творческого объединенья «Ещё не вечер». Нас четыре человека. Так вот, Саня Безуглов идёт первым, его юбилей мы справили в позапрошлом году, мой – в прошлом году, сейчас – 55 лет Косыгину, а в следующем году будем отправлять на заслуженный отдых Лёву Лысикова.
- Значит, начиная с 2009 года слушатели ходят провожать вас на пенсию по абонементам?
- Ага, совершенно верно – как в начале восьмидесятых ходили на Красную площадь по абонементам на похороны генеральных секретарей. Только не надо нас с генсеками путать!



- А кто из вас написал частушку «Приезжаю я на БАМ с чемоданом кожаным, возвращаюсь я домой…»
- С этим самым отмороженным, что ли? Не я, я такого не писал. Точно не писал. Я тебя уверяю. Это не я. Спроси у ребят. Скорее всего, Лёва Лысиков – они с Косыгиным на БАМе всех на уши ставили.
- А можешь ты на концерте со сцены показать всем свою мудалахару?
- Нет. Потому что не чувствую сил. Я покажу только то, что я знаю, к чему я пришёл. Если кто-то в течении жизни менялся тридцать раз – то я не менялся ни разу.
- Если бы тебе нужно было в одной фразе объяснить, для чего ты живёшь…
- Потому что я подобен богу, я должен открывать другие планеты… это… быть владыкой мира, когда дорасту до этого – по крайней мере, для славянина так и делается. Я Православный сын Сварога, он Православие ввёл, солнышко – это его, он должен заселять эти миры, сегодня мы на земле живём, а завтра где-то ещё – ну, космополит я, ё-моё!



- Через несколько дней ты выйдешь на сцену – у тебя будет, чем удивить слушателей?
- У меня будет. Я уже подготовил песню про Серёгу Косыгина, только ещё написать до конца нужно, и люди будут ей подпевать (снова берёт гитару)…

Кто он такой, Сергей Косыгин?
Хотите знать, кто он такой?
Он не мираж и не безликий,
Не диссидент и не герой…

- Что-то мне последняя строчка не нравится – может, подскажешь, как получше сделать?
- Да запросто, Аркаша. Дарю: «Не Бог, не царь и не герой».
- А что, здорово у тебя получается. Давай дальше сочинять.

Он предпочтёт квартире душной
Простые песни у костра,
А мы сидим, развесив уши,
И подпеваем до утра.

Его струя светлей лазури,
Над ним луч солнца золотой…
Так кто же он? Вам скажут Куни,
Безуглов, Лысиков – «А то!»…

- Должен тебе сказать, Аркадий, насчёт лазури у тебя особенно хорошо получилось. Ты настоящий талант!
- А то! Вот почему я, настоящий талант, с тобой сижу и разговариваю – знаешь?
- Не-а!
- Потому что я тебя уважаю. Уже двадцать пять лет уважаю. Поэтому мы с тобой и говорим.
- Хорошо, я тогда тебя тоже уважаю. И тоже двадцать пять лет. И что?
- И то, что мы с тобою – уважаемые люди! Поэтому я тебе сейчас пою то, что ещё никто не слышал.

Материал, опубликованный в газете "Камчатское время" 3 ноября 2010 года . Красным выделены куски, не вошедшие в  публикацью по причине нехватки газетной площади.


Весною в Эссо во время старта гонки на собачьих упряжках «Берингия» кто-то дёрнул меня за рукав. Я обернулся.

- Разрешите представиться, меня зовут Валерий Люшков. Я известный путешественник, писатель и фотограф.

- Вот как? – удивился я. – Какие же фотоальбомы вы выпустили?

- Ну, - смешался подошедший, - пока ни одного, но у меня есть фотоаппарат и я фотографирую…

- Хорошо, а какие книги вы издали?

- У меня ещё нет книг, но я автор больше, чем десяти публикаций в газетах и журналах.

Не желая дальше тратить время, я вполне вежливо откланялся. Но подошедший буквально навязал мне аляповатую визитную карточку. Которую я рассмотрел, лишь вернувшись в город. И был поражён текстом на ней: «Азартный охотник, опытный рыболов и неутомимый путешественник. Постоянный автор и фотограф множества изданий для рыболовов, охотников, любителей путешествий…»

Об этой встрече я забыл почти сразу.

И когда в конце лета до меня начали доходить слухи о том, что в Кроноцком природном биосферном заповеднике, на берегу Курильского озера на кордоне «Мыс Травяной» завёлся инспектор, который панически боится медведей и начинает утро с пальбы по ним резиновыми пулями, я никак не связал эти рассказы с весенним желающим познакомиться.

 

«Настоящая Россия»

 

А потом…

А потом в глобальной сети «интернет» я наткнулся на интернет-дневничок с претенциозным названьем «Настоящая Россия». И со следующим велеречивым предуведомленьем: «Не секрет, что не только зарубежье, но и даже россияне, живущие в больших городах, зачастую не представляют себе, чем и как живет Россия. У москвичей даже термин такой есть – замкадье. То есть то, что за пределами МКАД. А там настоящая Россия, которая живет и выживает, несмотря ни на что и вопреки всему. Здесь небольшие рассказы о России, о настоящих людях, встреченных мною в путешествиях на её необъятных просторах».

Рассказы о нашем полуострове из цикла «Другая Камчатка» посвящены гонке на собачьих упряжках «Берингия». Написанные по акынскому принципу «что вижу – о том пою», лишённые даже поверхностного осмысления и изобилующие выражениями типа «местечковый патриотизм» малограмотные тексты вполне могли быть вложены в уста чеховскому герою, автору «…подъезжая к сией станции». Впрочем, удостоверьтесь сами: вот лишь две цитаты:

«Глаза её уже не видят, но это, с поддержкой родственников, не мешает ей вести для детей кружок народного творчества и содержать частный краеведческий музей…»

«На гусеничном вездеходе едем полтора суток…»

Затем в люшковском интернет-дневничке появились повествования «Записки медвежьего сторожа», «Медведи и люди» (в четырёх частях).

От записи к записи интонации автора меняются. Вначале Люшков радостно сообщает, что «…в большинстве своем люди, работающие здесь, настоящие романтики, каждый из которых по-своему уникален. Охраняя природный мир Кроноцкого заповедника и входящего в его состав Южно-Камчатского заказника, сопровождая работающих здесь ученых и съемочные группы фотографов и журналистов, охраняя организованные группы туристов, они ежедневно рискуют своей жизнью. Возможность нападения медведя со всеми нехорошими последствиями, нарваться на пулю или нож браконьера, риск подорвать здоровье в многодневном изнуряющем рейде - для них повседневная, обыденная реальность.
Зато, в «довесок» к скромной зарплате, они имеют уникальную возможность находиться в сказочной реальности мира дикой природы, среди вулканов, горячих источников и других проявлений, находящихся совсем близко, буквально под ногами, раскаленных недр нашей планеты.
Сейчас, присоединившись к ним, такую возможность имею и я».

Конец большой цитаты.

А теперь снова предоставим слово Люшкову: «…участковые инспектора двух имеющихся на озере кордонов в силу «служебных обязанностей» вынуждены заниматься обслуживанием туристов…», «большинство работающих с туристами и «обеспечивающих безопасность» инспекторов… нарушают все, что возможно».

Особо остановимся на люшковской эскападе: «На мысу Травяной, куда я приехал в качестве госинспектора заповедника, на берегу, в двадцати метрах от домов - памятная плита на месте гибели одного из них, известного японского фотографа-анималиста Мичио Хошина. По словам людей местных, причиной его гибели в ту ночь стала пьянка на кордоне, в которой участвовал и госинспектор. Сосед фотографа жутко храпел, и Мичио ушел из домика, чтобы поспать в своей палатке, не слушая этого храпа. Медведям он доверял; говорят, чтобы получить интересные кадры, даже прикармливал некоторых из них сгущенным молоком. Ну, а подвыпивший госинспектор не сделал того, что был обязан, то есть не настоял на строгом соблюдении мер безопасности, предписывающих туристам находиться ночью в домике…»

- Расследованием этого трагического случая и отстрелом медведя-людоеда занимался я, - рассказывает работающий в Кроноцком заповеднике с 1981 года заместитель директора по науке Владимир Мосолов. - Непосредственно на месте событий был лишь научный сотрудник Игорь Ревенко, давно живущий в Канаде. Никто из так называемых «местных» рассказать Люшкову такие нелепые подробности не мог, так что его домыслы – лишь плод непорядочной фантазии.

 

Из интернет-дневничка Валерия Люшкова мы узнаём, что экологический туризм в Кроноцком заповеднике организован бездумно, что создание положительного имиджа  заповедника «важно, чтобы выцыганивать у различных спонсоров деньги «на охрану природы», что если инспекторы не нарушают свои должностные инструкции, то наказываются «отсутствием «чаевых» от групп туристов, которые в итоге нередко в разы превышают официальный инспекторский заработок»

А потом в Интернете появился текст обращения инспектора Люшкова к министру природных ресурсов и экологии Юрию Трутневу, начинающийся гневным монологом:

«В июне месяце сего года, на время оставив ради  этого работу в Объединенной редакции «Охотничьи издания»… вместе со своей женой я дал согласие год поработать в Кроноцком заповеднике…»

Из обращения к министру мы узнаём, что люшковские «принципиальность и твердость в вопросах, касающихся безопасности туристов, неизбежно привели к конфликтным ситуациям с представителями… туристической фирмы» и что «вопреки своей воле, под вооруженным сопровождением инспектора заповедника….» Люшков был вывезен на кордон «Исток» и отправлен вертолётом в Елизово.

Кстати, у Люшкова были с собой два личных ружья…

Дальше мы волей-неволей вторгаемся в достаточно интимную сферу, но, как говорится, из песни слова не выкинешь:

«Вопреки моей воле и воле моей жены, меня насильно разлучили с моей женой… Расцениваю это как грубое вмешательство в мою личную жизнь с использованием служебного положения».

Обращение Люшкова к Трутневу недолго провисело в интернете – автор очень оперативно удалил его. Но пробудило желание разобраться в истоках столь резкой трансформации – от восхищенья инспекторской работою до потоков грязи.

Вначале выяснилось, что слова «дал согласие поработать» - несколько неверно отражают действительность: Люшков наткнулся в блоге известного фотографа Игоря Шпиленка на рассказ о нюансах инспекторской работы, вступил в переписку с заместителем директора заповедника по охране Андреем Бородиным, долго интересовался условиями работы. Бородин предупреждал Люшкова, что работа в заповеднике – не сахар.

Привожу официальный ответ Бородина:

«Не знаю, были ли Вы на Камчатке, но озеро Курильское прежде всего отличается от остальной территории полуостров невероятной плотностью медведя, расположение кордона (на мысе Сиюшк) не позволяет полностью изолировать территорию (электрозабором, который успешно используется нами в целях огораживания от медведей на других кордонах) от их присутствия. Что в свою очередь создает определенные неудобства. Далее: группы туристов пребывающих на территории заказника платят огромные деньги туркомпаниям за сие удовольствие (учитывая доставку исключительно вертолетом) что формирует у них не очень правильное отношение к особому режиму охраны ООПТ. Фотогруппы, киносьемочные группы, которые, как люди творческие, тоже бывают со своими «мышами». В общем ситуация в психологическом отношении достаточно сложная, капризы, прихоти, непонимание случаются практически регулярно, при этом контроль за соблюдением особого режима охраны должен осуществляться неукоснительно, и достаточно корректно чтоб при этом не сложилось негативное впечатление у наших гостей.

В заключение скажу откровенно, что как вы понимаете, мы с Вами так же лично не знакомы и Ваше отношение к работе и квалификация мне неизвестны, коллектив отдела охраны - одна большая семья, и как Вы сработаетесь с людьми, мне тоже заранее неведомо, но в любом случае надеюсь на лучшее...»

 

Пришествие на Камчатку

 

В конце июня Валерий Люшков с сожительницей Еленой С. прилетел на Камчатку. Когда дело дошло до документального оформления на работу, он, не моргнув глазом, сообщил, что трудовая книжка у него отсутствует и что он готов написать заявление, что она утрачена при переезде. Администрация заповедника пошла нашему герою навстречу – он был принят на работу. И вместе с сожительницей был направлен на кордон «Мыс Травяной».

 

Работа в заповеднике

 

Теперь приступим к официальной переписке. Руководитель группы французских фотографов Реми Марион направил следующий отзыв о нашем герое: «Хочу сообщить, что Валерий Люшков не является хорошим гидом для группы, он не очень дружелюбен, не знает медведей, поэтому в нашем случае клиенты без опыта немного боятся, если их гид не знает, как обращаться с медведями. С ним (Валерием Люшковым) было как в армии, но клиенты приезжают в природу не для этого, мы должны следовать служебным обязанностям гида и диалогам с ним...»

Сопровождающий французской группы GNGL гид-переводчик Михаил Добрянский добавляет: «Наша группа явилась для Валерия первой многодневной группой. Из рассказов о его насыщенном охотничьем прошлом сложилось первоначальное мнение, что работает с нами профессионал и что тур пройдет хорошо. Но на поверку оказалось полное отсутствие опыта работы с людьми. Валерий не шел на контакт и не реагировал на просьбы, ссылаясь на опасную обстановку вокруг и его неспособность обеспечить нам должную безопасность в случае чего.

В дополнение Валерий не осознавал специфики работы с медведем на Курильском озере, что медведь не проявляет агрессии к человеку и предпочитает избегать контакта, привычен к присутствию человека или группы туристов в частности. На протяжении трех дней мы ходили на смотровую вышку, просьбы на смену плана работы игнорировались со ссылкой на руководство, что ему необходимы указания.

Каждый день всей группой мы приходили на вышку, поднимались на второй этаж и Валерий закрывал дверь изнутри и обеспечивал нам безопасность, забравшись на крышу вышки. «Комичная» ситуация в один из дней на вышке: когда женщины попросили разрешения сходить вниз в туалет, Валерий отказался и добавил, что это опасно и если идти в туалет, то всем вместе и только в лагерь. Я дословно перевел ответ лидеру группы Реми. Он недоуменно переспросил, подумал, что Валерий пошутил. Так и не придя к разумному решению, женщинам ничего не оставалось, как справить малую нужду прямо на вышке, в стороне.

Просьба на выход в поле, разбив группу пополам и работая только с 5-6 туристами, также проигнорировалась. Валерий как-то показал мне прейскурант, где за отдельную плату была услуга работы инспектора с группой из 5-6 человек по схеме профессиональной фото/видео съемки. Оказалось, что Валерий может только показать прейскурант, а на остальное он не уполномочен. Тур проходил напряженно, нередко ругались. Неспособность Валерия ладить с людьми и искать компромиссы сводила на «нет» все усилия по организации работы группы.

Мое личное мнение, что за красочными рассказами скрывалась просто боязнь медведей, которая всячески вуалировалась отговорками. Три дня на вышке доказали это сполна…»

Лидер туристической компании Joe Far Tours Елена Вночек тоже была категоричной:

«В период с 19.08. - 23.08.2010 я, Вночек Елена, находилась на территории Южно-камчатского природного парка, в районе мыса «Травяной» с группой в составе 13-ти граждан Австрии и одного гражданина Германии с разрешения дирекции парка. С 19.08 по 20.08 с группой работал инспектор парка «Южно-камчатский» Валерий Люшков, который должен был сопровождать группу туристов на экскурсии в районе мыса «Травяной» с целью наблюдения за популяцией медведей. Однако своих должностных обязaнноcтей гида группы Валерий не выполнял, постоянно опаздывал ко времени начала экскурсии, заставляя ждать туристов, на их вопрос: «А где же гид?» я не могла ответить, так причины отсутствия гида не знала. Валерий постоянно ссылался на то, что я здесь «никто», в приказном тоне заставлял меня писать совершенно немыслимые объяснительные. Туристам не предоставлялась никакая информация о парке, о животных, обитающих на его территории, Валерий отказывался сопровождать группу куда-либо кроме обзорной площадки, постоянно запугивал туристов рассказами, как страшны и опасны медведи. На мои предложения сопроводить группу к реке Итомынг, Валерий ответил, что сам не знает этой местности толком, хотя я знаю, что он находится на Курильском озере с мая 2010 года (с июня – РЕД.), и времени у него было достаточно для изучения вверенной ему территории. Этого инспектора приходилось постоянно уговаривать выполнять полагающиеся ему по должности обязанности. Он совершенно нелюдимый человек, не умеющий работать с туристами, не обладает достаточными знаниями местности, в которой работает. Я привожу туристов на Курильское озеро в течении восьми лет, приходилось работать со многими гидами, но такой некомпетентности я не встречала ни у одного инспектора парка…»

Понятно, что такое положение не могло устраивать администрацию Кроноцкого заповедника. Стало ясно, что трёхмесячный испытательный срок он не выдержал.

Проведенное служебное расследование привело к следующим выводам:

«Прибыв на кордон и приступив к исполнению служебных обязанностей, Валерий Люшков меньше чем за неделю израсходовал месячный (!) запас сигнальных ракет и боезапас резиновых пуль. Этот арсенал применяется госинспекторами для отпугивания медведей лишь в самых крайних случаях, когда животные проявляют агрессию и возникает угроза жизни человека. Нужно отметить, что медведи, обитающие в районе кордона Травяной, уже три десятилетия находятся под охраной государственной инспекции, это заповедные животные, которые ежегодно приходят к Курильскому озеру во время нереста лосося. К подобной шумовой атаке и агрессивному поведению со стороны человека звери просто не привыкли. Коллеги-инспекторы несколько раз делали Валерию Люшкову замечание о его неадекватной реакции на медведей, и совершенно абсурдных попытках отогнать мишек от кордона (кстати, во избежание проникновения зверей, для безопасности людей кордоны огорожены электрозаборами со слабым зарядом тока). Замечания Валерий игнорировал и даже вышел на радиосвязь с ФГУ с требованием срочно прислать подкрепление.

…У очевидцев на кордоне Травяном сложилось впечатление, что диких животных новый госинспектор воспринимает исключительно как угрозу. По Южно-Камчатскому заказнику Валерий Александрович перемещался короткими перебежками, периодически отстреливаясь от недоумевающих медведей сигнальными ракетами…

Рассуждения малоопытного, ввиду незнания – конкретно – особенностей территории федерального заказника, Валерия Люшкова вызывали всеобщее недоумение. Новый госинспектор из Москвы с почти маниакальным усердием повторял коллегам и туристам   истории о гибели людей в лапах медведей, рассказывал жителям Камчатки о скверном характере этих кровожадных животных. Учитывая усиленные правила безопасности, принимаемые на кордонах и экскурсионных маршрутах в Южно-Камчатском заказнике федерального значения, грозящий им риск даже новичкам показался сильно преувеличенным. А более опытные инспекторы и экскурсоводы, не один год проработавшие на озере Курильское, как могли, успокаивали человека, на чьих плечах ежедневно лежала забота о безопасности людей…

Кроме того, работать в ООПТ Валерий Люшков прилетел не один – а вместе со своей гражданской женой Еленой С. Он ежедневно (и не исключено, что целенаправленно) делал свою личную жизнь достоянием общественности, а семейные разборки выносил на всеобщее обозрение и обсуждение. Это обстоятельство, порожденное свойствами его неуживчивого характера и любовью к нецензурной брани, не могло не отразиться на психологическом микроклимате на кордоне. И, конечно, на качестве выполнения Валерием Люшковым его прямых должностных обязанностей.

21.08.2010 г. Валерий Люшков, находясь при исполнении должностных обязанностей, устроил очередной скандал в присутствии группы иностранных туристов и работников ФГУ «Кроноцкий заповедник», чем окончательно дискредитировал свою персону. По загадочным причинам Валерий Александрович отказался вести группу, после чего попросился в Москву в связи с неотложными семейными обстоятельствами…»

На следующий день пожелание нашего героя удовлетворили, и Люшков был вывезен на вертолете в Елизово. Ему был оформлен неоплачиваемый отпуск (так как проработал он только 2 месяца) до 15 сентября включительно и выдана материальная помощь.

16 сентября 2010 года Валерий Люшков должен был выйти на работу. Однако в заповеднике он до сих пор не появлялся. Зато регулярно выплёскивает своё недовольство заповедником и его коллегами в личном интернет-дневничке.

Заместитель директора заповедника по охране Андрей Бородин неоднократно помещал в дневничок Люшкова следующую запись:

«А теперь официально: написав заявление на отпуск, по его окончании, вы до сих пор не предоставили ни каких документов об обоснованном отсутствии на рабочем месте, прошу вас на мой электронный адрес (вам известный), либо адрес заповедника предоставить объяснительную на имя директора о причинах отсутствия на рабочем месте, либо заявление на увольнение, предоставить информацию (почтовый адрес) о фактическом проживании, для отправки всех причитающихся вам денежных выплат…»

Эту запись Люшков незамедлительно удалял.

Директора Кроноцкого заповедника Тихона Шпиленка мы попросили объяснить: действительно ли Люшкова вывозили из заповедника под вооружённым сопровождением? Шпиленок подтвердил, что оружие у инспекторов было – но для обеспечения личной безопасности и в соответствии с должностными инструкциями. Равно как и у Люшкова были с собою два ружья...

Что до «насильного разлучения с женой», выжимающего слезу: Елена С. собственноручно написала: «Я приняла решение остаться на кордоне и продолжить работать, так как наши отношения в связи с постоянными конфликтами уже вышли за рамки супружеских. Решение о разрыве отношений было обоюдным. А моё решение остаться на кордоне – добровольным».

 

P.S.

 

Неприглядная картина сложилась: наш герой, судя по всему, не собирался постоянно работать в заповеднике, отсюда и непредоставление трудовой книжки. Теперь слесарь-ремонтник Валерий Люшков, сидя в Кашире, пытается представить себя в роли невинной жертвы заповедниковских чинуш и борца за справедливость. Но смелости вернуться на рабочее место и лично доказать свою правоту «азартному охотнику, опытному рыболову и неутомимому путешественнику, постоянному автору и фотографу множества изданий для рыболовов, охотников, любителей путешествий» явно не хватает.

Плохо лишь то, что подобные малоодарённые склочники могут найти свою аудиторию. И по их не содержащим ни грана истины рассказам люди, живущие за пределами Камчатки, будут судить о тех, кто (как написал сам Люшков) «настоящие романтики, каждый из которых по-своему уникален».

 

Profile

photoguide
Александр Петров. Я не ракетчик, я филолог.
Website

Latest Month

Август 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner