?

Log in

No account? Create an account

Категория: общество

Про то, как со мною связаться.Свернуть )

Про отношенье к интернет-друзьям.Свернуть )


А вот ваш покорный слуга катится на лодочке по полноводной реке Камчатке. Фото: Сергей Емец. Август 2007.

Да, кстати. Завёл учётную запись вот тут: http://www.facebook.com/alexanderpetrovkamchatka и вот тут: http://vk.com/id14134818

Мои твиты

Метки:

Мэнго (новелла)

Друзья! Если вам случится пожимать руку молодой чукчанке, которая отрекомендуется вам как член правительства, вы попросите у нее разрешении взглянуть на пальцы левой руки. И если на этой руке не окажется мизинца — это Мэнго! — та самая, жизнь которой прекрасна, как сказка!

mengo-kp-30-09-1938

Не спрашивайте у Мэнго, где и когда она потеряла палец. Она сама часто всматривается в округленную ладошку, размышляя: рождена ли она без мизинца, или кто откусил его? Но всякий раз подобные исследования наталкивались на тайну. Во всем мире знали эту тайну всего только два человека — отец и мать, сошедшие в могилу, не обронив дочери ни слова об этом.
А между тем — этот палец был той ценой, которую Мэнго уплатила беззубому псу Куга за свою прекрасную жизнь.
И вот как это произошло.
Не читайте дальше!Свернуть )

Про Мацияускаса.

Портрет, опубликованный четырнадцать лет назад в журнале «Фотография», был первой серьезной публикацией Александра Мацияускаса, фотографировавшего уже почти шесть лет, в специальном издании. На снимках были сюжетные кадры с улиц, портреты, акты, срежиссированные сцены. Стараясь усилить художественный эффект, автор часто использовал графические возможности грубозернистой бумаги и редуцированной шкалы тональностей. Его творчество шло целиком и полностью в рамках тогдашней литовской фотографии, выдвигавшей на первый план именно художественную сторону. Значительное влияние на Александраса имела и атмосфера каунасского фотоклуба, одним из первых членов которого он стал в 1963 году. В этой вдохновляющей и плодотворной атмосфере вместе с Мацияускасом начинали и другие известные литовские фотографы, например, Виталий Бутырин и Витаутас Луцкус.
В конце шестидесятых годов Александрас Мацияускас твердо ориентировался на жизненную фотографию. Сцены с празднования Первого Мая, свадьбы, уличные сценки. Часто снимал широкоугольным объективом, который позволял ему выделить определенные детали, создавать необычную перспективу, сталкивать несколько параллельно происходящих действий и, в конце концов, отходить от классических правил композиции. Своими смелыми решениями он иногда настолько исключал второстепенные элементы, что на фотографии оставалась лишь часть доминантного мотива. Например, на снимке, названном «Мать» видна только верхняя половина лица ребенка, с той целью, чтобы внимание зрителя было сконцентрировано на широко открытые детские глаза. Нарушение привычных пропорций и отношений между отдельными мотивами взволновывает человека, помогает ему по-новому посмотреть на рядовой факт и переоценить его значение, и в то же время подчеркивает личный угол зрения автора, действенный и экспрессивный у Мацияускаса.

_AVP6248

Экспрессионизм оставил глубокий след в искусстве скандинавских стран и, естественно, проявился и в литовской живописи и графике. Наоборот, фотография в Литве долго сопротивлялась его влияниям, склонялась скорее к нежной лиричности, например, в работах Ромуальдаса Ракаускаса, Альгимантаса Кунчюса, Римантаса Дихавичюса, Йонаса Кальвелиса и Антанаса Суткуса.
Мацияускас использовал экспрессивную форму прежде всего в стилизованных портретах и в метафорических фотографиях-фантазиях. Упор на визуальный эффект, приближавший эти снимки к фотографиям салонного типа, однако, постепенно ослабевал, аутентичность стала брать верх над сложными эстетизирующими элементами оформления. В семидесятых годах в интересах Мацияускаса на первый план выдвинулась жизнь литовской деревни.
Он не был в этой области первопроходцем, отражением деревенской проблематики серьезно занимались такие фотографы, как Альгимантас Кунчюс, Антанас Суткус, Вацловас Страукас, Юлиус Вайцекаускас и другие. Практически все они сосредоточили свое внимание не на совре
менности, а на исчезающих традициях снимали старинные обряды, близость человека к природе, прямые и безхитростные отношения между людьми.
Александрас Мацияускас также старался отобразить традиционный образ жизни литовской деревни. В течение десяти лет он объехал множество сельских рынков и нашел там огромное количество сюжетов. Литовский рынок — это не просто место торговли, это человеческий праздник, где покупатель и продавец могут проявить свой темперамент, где можно отметить удачную операцию, попеть, встретиться с друзьями. И все это старался отразить на своих фотографиях Мацияускас.
Вот он направил объектив на человека, покупающего лошадь и внимательно рассматривающего ее зубы, а вот на женщину с поросенком в хозяйственной сумке. Здесь видим гармониста, играющего для кучки благодарных слушателей, а здесь мужчину, пересчитывающего вырученные деньги. Рынок в его представлении — это красочный спектакль в исполнении многочисленных фигур и фигурок. Мастерски сумел автор выразить причудливость и странность этого явления, причем подчеркнул ее широкоугольной оптикой. Пространственные деформации иногда приводили к определенным художественным эффектам, которые, вместе с умелым нагнетанием драматичности посредством тонального выделения неба, в какой-то степени снижали впечатление аутентичности. Несмотря на это, грубые документальные кадры Мацияускаса имели в литовской фотографии семидесятых лет, где преобладал утонченный лирический тон, прямо-таки пионерское значение.

_AVP6246

Подчеркнутая абсурдность и гротескность может дать повод к пониманию цикла о деревенских рынках как цикла сатирического, к тому же, если учесть, что Мацияускас выставлял его иногда вместе с карикатурами Андриюса Делтувы — юмористическими парафразами сфотографированного сюжета. Однако работы фотографа намного глубже и шире этих карикатур. Они являются ценными этнографическими документами, отражающими вымирающие обычаи литовской деревни, и в то же время это обычные общечеловеческие документы — картины отношений между людьми, человеческих качеств, часто проявляющихся наиболее открыто именно при купле-продаже.
Видна на снимках иногда и капля иронии, но при том нам абсолютно ясно, что автор любит этих людей, их естественность, близость к земле, бодрость и прямоту. Его фотографии не только много говорят о литовцах, но и рассказывают о людях вообще. Они в одно и то же время литовские, советские и общечеловеческие.
Наверное, именно поэтому пользуются огромным успехом во всем мире. Результаты десятилетних путешествий с фотоаппаратом по рынкам принесли Мацияускасу международное признание. Мало кто из советских фотографов может похвалиться тем, что его снимки выставлялись на международных встречах в Арле, что их зрителями были в Библиотеке ООН дипломаты, а часть цикла была включена в экспозицию современной европейской фотографии на прославленном венецианском фестивале фотографии 1979 года и очень представительной, с высокими критериями отбора брюссельской выставки «Образ человека». Мацияускас, вместе с Биллом Брандтом и Марио Джиакомелли по просьбе Бельгии был одним из организаторов этой выставки. В 1981 году на специальной экспозиции «Три европейца» в Музее современного искусства в Сан-Франциско рядом с голландцем Кржизановским и Шурманном (ФРГ) был представлен Александрас Мацияускас.
Кому-нибудь такой успех, может быть, вскружил бы голову, но Мацияускас особенно не изменился. Он по-прежнему живет в скромной каунасской квартире с женой и двумя детьми, работает секретарем каунасского отделения Общества художественной фотографии Литовской ССР, руководит самой большой в Советском Союзе фотогалереей, активно участвует в создании фотошколы в Каунасе, помогает молодым, начинающим фотографам. И, конечно, снимает.
Во второй половине семидесятых годов Мацияускас создал новый цикл — «В клиниках Ветеринарной академии». Более года он наблюдал за оперированием больных лошадей, сопровождал ветеринаров в колхозы, запечатлевал их в краткие минуты отдыха; снимал и людей, например, старушку, с нетерпением ожидающую результатов осмотра врачом своей кошки. Создал десятки современных документальных фотографий, великолепных по своей драматичности и экспрессивности, высокой визуальной культуре и глубине авторской интерпретации. Они излучают сочувствие к больным животным, полностью зависящим от человека, от его помощи. Выражают они и уважение и восхищение нелегкой и самоотверженной работой ветеринаров. Обобщенно же, можно сказать, цикл звучит прежде всего как гимн человеческому стремлению и способности помогать тем, кому такая помощь необходима. Гуманизм — основная черта творчества Мацияускаса, и мы видим его не только в двух этих, наиболее известных циклах, но и в остальных работах художника (например, фотографии с югославских рынков, или с литовских пляжей).
Творчество Александраса Мацияускаса дало литовской фотографии несколько новых стимулов, развиваемых в работах других авторов. Вместе с до сих пор недооцененными снимками Витаутаса Луцкуса оно служило руслом для все более расширяющегося течения современного литовского документализма, стремящегося к правдивому отображению ежедневной жизни. Не только циклы Мацияускаса, но и, например, коллекция Пожерскиса с литовских ярмарок, документальный сериал Шонты о школе-интернате, необычный образ одного колхоза, созданный Станионисом, или в высшей степени аутентичные фотографии Луцкуса о жизни людей в разных союзных республиках свидетельствует о том, что именно такая ориентация приносит литовской фотографии заслуженный успех.

ВЛАДИМИР БИРГУС
(Fotografie 83, № 1)
Во мне всегда жила «жажда» самосожжения.
Я начал писать во Львове 17 апреля 1952 года. Уезжая навсегда в Ленинград, я сжёг 3 сундука рукописей, 8 куб.м. «творчества». Стихи, драма в стихах «Иван Болотников», 2 романа в прозе: «Сказка о трёх ефрейторах с голубыми глазами» и «Чёрная месть» — из испанской жизни. Я сжёг большие тетради-дневники, исторические исследования, статьи о поэтике авангарда XX века. Да, ещё свои стихи, написанные на немецком, польском и украинском языках, т. е. сжёг целую литературу мальчишеско-юношеской чепухи. Мир праху.
Это было в 1954 году. В 1959 году после написания ритмов по мотивам «Слова о Полку Игореве» я сжёг все стихи, написанные в армии от 1955 до 1958 года, а потом 17 поэм, написанных в 1958 — начале 1959 года. Эти последние уже ходили по рукам (вот именно!), я помню названия нескольких: «Уже любовь», «Последний на планете Земля» — о взрывах ядерных бомб в Хиросиме и на Новой Земле, ну и хватит названий.
В процессе дальнейших писаний я регулярно сжигал стихи и прозу. Из них наиболее известна повесть «Иллюзионист» и прочие, но для меня их нет навсегда.
Перед нами то, что каким-то образом сохранилось.
«Феогнид» — последние стихи, которые я написал. Больше стихов не будет. Ещё ни один из уважающих себя поэтов не написал ни строчки после 70, и так во всём мире.
Благодарю за внимание.

Виктор Соснора

Уже любовь

Солнце на вздувшейся шее заката
покачивалось,
краснощёкий шар.
Меня наставляли:
закат – загадка.
А в искусстве закат называют –
«пожар».
Всё в искусстве
имело
свои названия:
«золотая осень»,
«серебряный тополь».
Если дождь по стеклу названивал,
в искусстве значилось:
«плачут стёкла».
«Любовь приходила» только «весною»,
непременно «верная»,
как собака.Не читать дальше...Свернуть )

Текст этой совершенно неизвестной поэмы Виктора Сосноры прислал мне (в виде репродукций самиздатовских перепечаток) старший товарищ моих юношеских лет Иосиф Половинчик, тонкий ценитель поэзии и яростный библиофил, библиофаг и библиоман. Именно у Иосифа Фридриховича я впервые в 1983 году прочитал эту поэму.
Оригинал взят у m_athanasios в О МАТЕРЩИНЕ, АНОНИМАХ И ПИДАРАСАХ В СВЕТЕ НОВОГО ЗАКОНА
     Обвинения меня в матерщине и сквернословии являются одним из основных методов кампании по моей дискредитации и главным контраргументом наших многочисленных анонимных оппонентов — профессиональных "конторских" служащих, негодяев-любителей и всякой прочей сетевой дичи — в любой полемике. Основываются они только на том, что я имею жесткую идеологическую (!) установку именовать геев, как открытых, так и латентных, только пидарасами и питухами, исключительно.
     Ответом на эти постоянные, но безосновательные и клеветнические обвинения в колонке "Избранное Живой Книги" специально помещена статья По-английски — гей, по-русски — пидарас. Однако в связи с тем, что в России, наконец-то, слава Богу, приняли закон, запрещающий употребление на телевидении, в кино, литературе и СМИ мата, ставшего для большей части россиян обоих полов и вне зависимости от их социального положения и возраста уже родной россиянской речью, разъясняю свою жизненную позицию в этом вопросе еще раз и несколько подробней. Так как доверия к дефективным путловским законам нет никакого и подозреваю, что меры эти, в б
ольшей степени, предпримут не к, действительно, матерщинникам, а к тем, кто геев будет по-старинке пидарасами называть.

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ...Свернуть )

Константы Ильдефонс Галчинский

СТРАСНАЯ ЗАБА
(Стихотворение для сепелявых)

Некая пани на Марсалковской
ветцину покупала с гороском
в компании муза. Муз был из генстаба.

Вдруг как закрицит эта пани: "Ох!
Сто зе ты, муз мой, ослеп и оглох?
Видись, какая страсная заба!.."

Муз не спеса протер окуляры:
сто-то скацет по тротуару.
Заба ли, нет ли – пока неизвестно,
но выяснить это весьма интересно!

Тотцас зе он позвонил Цеславу,
стобы Цеслав позвонил Симону –
так, мол, и так, подготовьте Варсаву,
только без лиснего суму и звону.

Звонили, звонили и лет церез пять
забу смогли окрузить и поймать,
и ресили в память об операции "Заба"
праздник устроить больсого масстаба.

Трибуну соорудили,
плоссадь толпы людей запрудили.
Были "стрелки" там и "федерасты",
Старо Място и Нове Място.
Трибуна была – не трибуна, а выска.
Взосла на трибуну бо-ольсая сыска.

Больсая сыска сказала так:
"Мы от забы засситили насих зён и детей
лис друзными усилиями обссественности и властей!
Из этого, граздане, делайте вывод..."

И граздане закрицали: "Ура!" и "Виват!
Да здравствуют, здравствуют наси нацальники,
наси засситники и наси пецальники!"

Этот перевод Евгенья Храмова был на излёте советских лет опубликован в альманахе «Поэзья».

Про народы Севера.

narody-severa-07-2013-01

narody-severa-07-2013-03

narody-severa-07-2013-07

narody-severa-07-2013-04

narody-severa-07-2013-06

Камчатский край, Усть-Большерецкий район. 31 июля 2012. Переработка лосося и производство икры на рыбоперерабатывающем заводе «Народы Севера» в посёлке Октябрьском.
Оригинал взят у lev_sharansky2 в Двенадцать подвигов креакла.
Свобода лучше несвободы наличием свободы. Предприниматели, определяя бизнес-логику, поощряют корректные правовые государства. Инновации отменяют ограничения на индивидов, а также принимают покупательский спрос, а экономические бизнес-процессы поощряют собственников. Заметно, что инновации функционируют для необходимых прав человека. Основа экономических отношений формата Невидимой руки рынка – креативный класс.



Креативный класс – это художники и поэты, хипстеры и дизайнеры, завсегдатаи модных кафе и гламурных бутиков, журналисты и писатели. Короче все те люди, геи и демократические журналисты, которые заняты интеллектуальным трудом, творцы и властители дум для которых приоритетом является борьба за вашу и нашу свободу, слезинку ребенка, права геев и сделавшие для себя евроатлантический выбор. Одним словом креакл.

Быть креаклом – стильно, модно и трендово. Быть креаклом – элитарно. Ведь 10 твитов в твиттере и два поста в фейсбуке по затраченным калориям занимают восемь часов работы пермского токаря или совка на Уралвагонзаводе. Очевидно, кто приносит большую пользу этой стране. Страдая в это же самое время от репрессий КГБ и притеснений путинского режима.

Однако в последнее время ряды креаклов стараются пополнить всякие нечистоплотные личности на поверку оказывающие агентами КГБ или нашистами. Возьмите хотя бы ботовода Навального, которого некоторые несознательные гражданские активисты считают умом, честью и совестью креативного класса. Размывается понятие элитарности, снижается тренд. Как же отличить настоящего креакла, носителя евроатлантических ценностей от мимикрии-провокатора КГБ? По делам судите их. Двенадцать подвигов обязан совершить падован-креакл, чтобы окончательно быть принятым в рукопожатные ряды и со спокойной совестью пировать в чертогах трактира «Матрешка».
Читать дальше...Свернуть )

«…в писателях ошиваюсь недавно и не по доброй воле, а по злой судьбине - за ради членской книжечки. И только. Послушать коллег из С.Р.П.И. (Союз русскоязычных писателей Израиля) - проку от этой ксивы с гулькин член. Но так считают люди кабинетного мышления, слыхом не слышавшие о контролируемой глупости. Безответственные мудаки... Взять к примеру простой пример: вас задержали и примеряют наручники. О‘кей! Все в пределах разумного. Но именно у этих оперативников ТРАДИЦИЯ бить по яйцам терпилу, и она соблюдается неукоснительно. Вы меня понимаете? Глупо надеяться, что вас не измудохают охотники за двуногими, будьте вы трижды талантливы и супергениальны. Традиции не для того, чтобы ими пренебрегали. Отметелят за милую душу. Не сомневайтесь. Но у вас привилегия перед обычным читалой. В аналогичной ситуации. Пока враги читают документ, у вас есть время сгруппироваться…»


Писатель Моисей Зямович Винокур (1943-2007). http://gornischt.narod.ru/vinokur.htm

«ПАНОПТИКУМ… куда я попал?!?!
ни одного кошерного дома… ни одной порядочной улицы… ни одного приличного садика, если вникнуть... Самопальный Домострой… одни мавзолеи… за примером далеко бежать не надо. Канайте и обрящите..
стоит только шмыгнуть налево. И за углом… бейт-Табэнкин; Эбенкин; ПереЭбенкин; Моцкин; Оцкин; Перевертоцкин; Бейт-БЕРЛ! (марксизма-ленинизма) бейт-Дарас; бейт-Пага-у-Барах… с места указанных Б-гом событий… основоположниким, блядим, кулям ми руссия… больничке Бейлинсон – старейшей еврейской больничке - всучили девичью фамилию… рабиндранат Тагор… никто и не пикнул… хи, хи, хи, хи… ба офен э, спонтани.
Шуруем дальше… цомет-Сиркин; Cмартуткин; Подлянкин; Шармуткин; виа Гоп-Stopкин; Уссышкин; Усрачкин; унд Ологафренкин; и вас заносит Формула 7.40… прямо в бейт-Цнихат РЭХЭМ… Андраломуссия… (все в тогах, ВЫ - в бананах)… в просторечии: Бейт-Мишпат… Высшее чистилище справедливости.
Это не всё. Вам ведь надо из него и назад выбираться… если отпустят… когда нибудь…
А КУДА? Я СПРАШИВАЮ - КУДА? Куда ни лукнись – КЕНТАВРЫ… ПОЛУжидыПОЛУгои… НЕХРИСТЬ!!! честное слово. и к бабке не ходи…
Я полагаю, вам понравилось путешествие, а? только держитесь тучно… от адвокатов… они вас доведут… до цугундера
ЧЕТЫРНАДЦАТЬ БИТКОМ ЗАБИТЫХ ТЮРЕМ на крошечную Державушкелэ…
ЛО НОРМАЛИ! Сады Цукермана на въезде в Иерусалим… А как же! ФИРМА! не какой то задрипанный хасид-талмуддист… а знаменитый Учёный. нобелевский лауреат… этот пидор бомбочку сочинил… родному товарищу Сталину… Водородную!!! на ваши косые головы… никто не забыт… не бздите… Демократ откинул копыта… йёффи! но дело его живое… чушка ещё в бункере… на боевом взводе… если всё пойдёт как удумано… в скором времени за садами Сахарова пораскинется Рабинград…
Не сомневайтесь!.. впрочем, меня не колышет…»

Нашёл старую фотографию - и решил процитировать лучшего из русскоязычных палестинских писателей, зарезанного соплеменниками за задержку квартплаты.

Метки:

Profile

photoguide
Александр Петров. Я не ракетчик, я филолог.
Website

Latest Month

Октябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner