?

Log in

No account? Create an account

Категория: музыка

Про то, как со мною связаться.Свернуть )

Про отношенье к интернет-друзьям.Свернуть )


А вот ваш покорный слуга катится на лодочке по полноводной реке Камчатке. Фото: Сергей Емец. Август 2007.

Да, кстати. Завёл учётную запись вот тут: http://www.facebook.com/alexanderpetrovkamchatka и вот тут: http://vk.com/id14134818

Мои твиты

Метки:

Дорога извивалась по березовой роще. Ничто не начинало дикой страны, Ходил я не мало по сибирской тайге, но здесь, в камчатском лесу, меня поразила чистота между деревьями: не было валежника, бурелома, пней, обгорелых полян... В трех местах на моем пути жители Паратунки копали ямы для силоса и загружали их травами, скошенными в березовом лесу.

_DSC7175_borisov-na-beregakh-kamchatki-1939

Когда я вышел из леса на берег реки Паратунки, солнце опускалось за горы. За кустами ивняка, окаймлявшего реку, расстилалась ровная болотистая пойма; правой стороной она граничила с рекой, а другой упиралась в террасу, на которой разбросаны дома селения.
Как итти? Если по кустам вдоль речки, то путь удлиняется, а прямо лежало болото. Я шел по залитой водой тропе. Слева, ближе к кустам, на лошади, запряженной в телегу, ехали паратуновцы. Я все время боялся, что меня засосет трясина, но нога оседала только на ступню. У меня были хорошие непромокаемые сапоги и, чувствуя под собой твердую почву, я взял прямое направление, хотя сумерки сгущались. Под ногами зашуршали поросли вейника и различных осок, хлюпала вода, но и вода, и корни растений покоились на твердом ложе, вероятно из такого-же вулканического песка, какой я видел около силосных ям. Вскоре окна домов засветились огоньками, Я вздохнул свободнее: путь был выбран правильно. Камчатские болота, как и все в этом краю, странны. Они не страшны.
Два километра тяжелого пути кончились, и я поднялся на пригорок. Улиц в Паратунке нет, жилища и огороды разбросаны в беспорядке. Мне указали на домик, в котором я мог остановиться.
Усталый и вспотевший, я разулся и лег на скамью отдохнуть, а хозяйку попросил дать мне чаю и чего-нибудь поесть,
— Вы может быть яиц и сливок хотите? — спросила она.
— Сливки есть!? — воскликнул я. — Ну, конечно, хочу. Мне давно предписано питаться только сливками.
— Ладно. Сегодня я принесу, а завтра сами на ферму сходите.

А что дальше?Свернуть )

Ночь была звездная. Пойма лежала передо мной темной широкой ямой, а кругом нее силуэты сопок. Когда я, раздевшись, опустился в горячую воду, было тихо. Но вдруг раздались звуки песни и смех. По кромке обрыва над прудом проходили девушки и ребята. Говор на минуту приостановился, и звучный женский, голос полной грудью, с резкими выкриками пропел:

Мой милоцек рыбку ловит,
На заколе атарьей,
А меня поймал он только
Своей черною бровей.

Хором повторили:

А меня поймал он только
Своей черною бровей.

Я встал и вытянулся по направлению удаляющихся певцов, но их слова сливались с отзвуками гор... Молодежь с громким задорным смехом уходила все дальше и дальше.

Трофим Борисов. На берегах Камчатки. – Хабаровск, Дальгиз, 1939.
junona-06
Музыкально-литературная композиция по мотивам оперы-мистерии Алексея Рыбникова «Юнона и Авось» в постановке директора детской школы искусств посёлка Усть-Камчатска Тамары Зажирской.

junona-01
junona-02
junona-03


- Ну, и зачем ты приехал на Камчатку?
- Как это зачем: друган мой лучший Серёжа Косыгин празднует юбилей – 55 лет, вот мы и собираемся торжественно проводить его на пенсию. У нас вообще странная такая история…
- У нас – это у кого?
- У творческого объединенья «Ещё не вечер». Нас четыре человека. Так вот, Саня Безуглов идёт первым, его юбилей мы справили в позапрошлом году, мой – в прошлом году, сейчас – 55 лет Косыгину, а в следующем году будем отправлять на заслуженный отдых Лёву Лысикова.
- Значит, начиная с 2009 года слушатели ходят провожать вас на пенсию по абонементам?
- Ага, совершенно верно – как в начале восьмидесятых ходили на Красную площадь по абонементам на похороны генеральных секретарей. Только не надо нас с генсеками путать!



- А кто из вас написал частушку «Приезжаю я на БАМ с чемоданом кожаным, возвращаюсь я домой…»
- С этим самым отмороженным, что ли? Не я, я такого не писал. Точно не писал. Я тебя уверяю. Это не я. Спроси у ребят. Скорее всего, Лёва Лысиков – они с Косыгиным на БАМе всех на уши ставили.
- А можешь ты на концерте со сцены показать всем свою мудалахару?
- Нет. Потому что не чувствую сил. Я покажу только то, что я знаю, к чему я пришёл. Если кто-то в течении жизни менялся тридцать раз – то я не менялся ни разу.
- Если бы тебе нужно было в одной фразе объяснить, для чего ты живёшь…
- Потому что я подобен богу, я должен открывать другие планеты… это… быть владыкой мира, когда дорасту до этого – по крайней мере, для славянина так и делается. Я Православный сын Сварога, он Православие ввёл, солнышко – это его, он должен заселять эти миры, сегодня мы на земле живём, а завтра где-то ещё – ну, космополит я, ё-моё!



- Через несколько дней ты выйдешь на сцену – у тебя будет, чем удивить слушателей?
- У меня будет. Я уже подготовил песню про Серёгу Косыгина, только ещё написать до конца нужно, и люди будут ей подпевать (снова берёт гитару)…

Кто он такой, Сергей Косыгин?
Хотите знать, кто он такой?
Он не мираж и не безликий,
Не диссидент и не герой…

- Что-то мне последняя строчка не нравится – может, подскажешь, как получше сделать?
- Да запросто, Аркаша. Дарю: «Не Бог, не царь и не герой».
- А что, здорово у тебя получается. Давай дальше сочинять.

Он предпочтёт квартире душной
Простые песни у костра,
А мы сидим, развесив уши,
И подпеваем до утра.

Его струя светлей лазури,
Над ним луч солнца золотой…
Так кто же он? Вам скажут Куни,
Безуглов, Лысиков – «А то!»…

- Должен тебе сказать, Аркадий, насчёт лазури у тебя особенно хорошо получилось. Ты настоящий талант!
- А то! Вот почему я, настоящий талант, с тобой сижу и разговариваю – знаешь?
- Не-а!
- Потому что я тебя уважаю. Уже двадцать пять лет уважаю. Поэтому мы с тобой и говорим.
- Хорошо, я тогда тебя тоже уважаю. И тоже двадцать пять лет. И что?
- И то, что мы с тобою – уважаемые люди! Поэтому я тебе сейчас пою то, что ещё никто не слышал.
Посвящается И.К. («Шмыгу»), автору романа «Доброе утро».

3 февраля 2009.

08:00. Зазвонил будильник. Вставать было лень, переназначил время звонка на 08:20.
08:20. Зазвонил будильник. Пришлось подниматься. Принял душ, оделся, налил чаю.
08:40. Вышел во двор, завёл машину, отчистил её от снега. Вернулся, выпил чаю, съел четыре бутерброда с красною икрою, собрался. Добавил в кофр множительную призму на резьбу 62. Поцаловал сонную жену и вышел на улицу.
09:00. Выехал в направленьи Петропавловска-на-Камчатке.
09:30. Встретился с заказчиком - тот попросил съездить к дизайнеру, проконтролировать и откорректировать бездарную вёрстку информацьонного бюллетеня и дополнительно по дороге снять в этот самый бюллетень бессмысленную тассовскую голову.
09:45. Заехал в зданье краевого правительства, получил карту годичной аккредитацьи для беспрепятственного посещенья зданья.
10:00. Заехал в типографью, сдал дополнительную карточку в корпоративный настольный календарь.
Воткнул пониженную передачу и по нечищеной обочине по ступицу в снегу обогнал километровую пробку.
10:25. Снял бессмысленную тассовскую голову.
10:40. Приехал к ещё одному заказчику, которому нужно сделать юбилейный корпоративный большой проспект. Переписал на флэш-карту архивные карточки. Обсудил планы съёмок, уточнил график вёрстки.
11:15. Дизайнер до сих пор не явился. Ждал его недолго. Оставил свои пожеланья евонному начальнику. За окном вовсю валит снег.
Стрелка топливного указателя легла. На заправке залил полный бак солярки. Сейчас это стоит уже не 3.000 рублей, а всего 2.700.
11:50. Поставил машину на охраняемой территорьи некого учрежденья. Выпил чашку экспрессо из кофейной машины. Оккупировал компьютер заместителя начальника этой почтенной конторы и читал новости в сети «Интернет». Написал сообщенье в свой «Живой журнал». Проверил почту. Ответил на письма.
13:30. За окном вовсю валит снег. Дороги запружены машинами в обе стороны. К дизайнеру пошёл пешком – благо, туда всего километр. По дороге обогнал машины, в начале пути обогнавшие меня. Со снежной кучи снимал долгие заторы на дорогах.
13:50. Зашёл в лабораторию, заказал печать больших карточек.
14:00. Дизайнер уже изволил явиться. Полтора часа перевёрстывали его художества. По запарке я забыл слить ему бессмысленную тассовскую голову.
15:30. Забрал в лаборатории готовые карточки, упаковал конверт в большой целлофановый мешок и под усиливающимся снегом поплёлся к месту парковки. Пробки стали всё больше и больше.
15:45. Завёл машину, отчистил её от снега.
15:55. Отменив в телефон назначенную встречу с соавтором (лень тратить минимум час только на дорогу к нему), двинулся в свою деревню.
17:00. Пробки на дорогах. Двенадцать километров проехал за час.
17:03. Позвонил в телефон заказчик, явившийся к дизайнеру утверждать макет. Сообщил, что я так и не слил бессмысленную голову. В это время я как раз проезжал деревню, предстоящую моей.
Кончились деньги. Остались 40 рублей в кошелёчке. Январские гонорары получу только завтра. Ощутимые поступленья в банк случатся 9 февраля.
17:30. Приехал в свою деревню, через перемёты прополз к дому, вогнал машину в сугроб. Всё-таки паровозная тяга дизеля – штука незаменимая в камчатских условьях.
Первым делом включил ноутбук, обработал карточку и посредством мобильного модема переслал её дизайнеру.
17:55. Ел варёную картошку с тушёным зайцем. Тушку зайца за день до этого выдал младший брат. Дичь хороша в полевых условьях. И только.
18:20. Читал местные газеты. Чистил ванну. Записывал компакт-диски для завтрашних встреч с заказчиками. Заодно записал ещё диск с музыкой в машину – Вивальди, Бах, калифорнийское гитарное трио, французский шансон 70-х годов. Искал (и нашёл) в кладовке коробку со стартёром – на приятельской машине у стартёра стёрлись венцы. Оформил в рамку карточку, чтоб завтра подарить её товарищу.
Жена ушла на лыжах, прихватив с собою собаку.
Снег немного ослаб.
20:00. С помощью программы FineReader распознавал тексты отсканированного проспекта пятилетней давности, электронная версия которого утрачена.
20:30. Залез в койку, положил на брюхо ноутбук и читал электронную версью Encyclopedia of Twentieth-Century Photography. При этом чесал кошку Анфису, тоже устроившуюся на мне.
22:45. Пил чай с бутербродами. Съел три мандарина. Поставил заряжаться аккумуляторы для вспышки. Продолжил чтенье.
Снег закончил своё паденье.
23:17. Отключили электричество.
23:44. Включили электричество.
Деревня, знаете ли.
Летом я за семь минут доезжаю от своего дома до берега Тихого океана.

4 февраля 2009.
0:54. Из ноутбука звучат советские песни 30-60-х годов. Очень нравится мне слушать Владимира Бунчикова. Вспомнил старую шуточку: «Хор мальчиков и Бунчиков». (Он геньяльно исполняет «Перелётных птиц» и «Школьный вальс», «Цветут в Бухаресте сады…» и, конечно же, «Бушует полярное море».)
Жена в соседней комнате обрабатывает сочинённую мною по заказу за последние дни дипломную работу для филологического факультета. Тема – русская баллада. Иногда, когда плохо с деньгами, мы не гнушаемся написаньем квалификацьонных работ. Я пишу литературу и исторью, жена – психологью и педагогику.
Кстати, моя маменька уже в почтенном возрасте тоже тряхнула стариною и начала пробавляться дипломами: она предпочитает педагогику и русский язык. Сестра в эту струю влилась – но у ней узкая спецьялизацья: английский и испанский языки.
01:06. Сегодня дочери Наташе стукнуло 21 год. Утром позвоню ей в СПб.
Чешу кошку.
01:46. Звучит «Еврейская комсомольская» («На рыбалке, у реки тянут сети рыбаки…»). Помню фильм «Искатели счастья» - когда-то, во времена молодости и работы в кинофикации я угодил на показ ряда фильмов из коллекции Госфильмофонда.
Уже три дня не заезжал в свой офис.
Опять в скайпе будут болтаться несколько десятков сообщений: «Почему не отвечаешь?»
02:15. «Комсомольская песня» на стихи Александра Галича («Протрубили трубачи тревогу…»).

Profile

photoguide
Александр Петров. Я не ракетчик, я филолог.
Website

Latest Month

Август 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner