?

Log in

No account? Create an account

Категория: искусство

Про то, как со мною связаться.Свернуть )

Про отношенье к интернет-друзьям.Свернуть )


А вот ваш покорный слуга катится на лодочке по полноводной реке Камчатке. Фото: Сергей Емец. Август 2007.

Да, кстати. Завёл учётную запись вот тут: http://www.facebook.com/alexanderpetrovkamchatka и вот тут: http://vk.com/id14134818

Про Мацияускаса.

Портрет, опубликованный четырнадцать лет назад в журнале «Фотография», был первой серьезной публикацией Александра Мацияускаса, фотографировавшего уже почти шесть лет, в специальном издании. На снимках были сюжетные кадры с улиц, портреты, акты, срежиссированные сцены. Стараясь усилить художественный эффект, автор часто использовал графические возможности грубозернистой бумаги и редуцированной шкалы тональностей. Его творчество шло целиком и полностью в рамках тогдашней литовской фотографии, выдвигавшей на первый план именно художественную сторону. Значительное влияние на Александраса имела и атмосфера каунасского фотоклуба, одним из первых членов которого он стал в 1963 году. В этой вдохновляющей и плодотворной атмосфере вместе с Мацияускасом начинали и другие известные литовские фотографы, например, Виталий Бутырин и Витаутас Луцкус.
В конце шестидесятых годов Александрас Мацияускас твердо ориентировался на жизненную фотографию. Сцены с празднования Первого Мая, свадьбы, уличные сценки. Часто снимал широкоугольным объективом, который позволял ему выделить определенные детали, создавать необычную перспективу, сталкивать несколько параллельно происходящих действий и, в конце концов, отходить от классических правил композиции. Своими смелыми решениями он иногда настолько исключал второстепенные элементы, что на фотографии оставалась лишь часть доминантного мотива. Например, на снимке, названном «Мать» видна только верхняя половина лица ребенка, с той целью, чтобы внимание зрителя было сконцентрировано на широко открытые детские глаза. Нарушение привычных пропорций и отношений между отдельными мотивами взволновывает человека, помогает ему по-новому посмотреть на рядовой факт и переоценить его значение, и в то же время подчеркивает личный угол зрения автора, действенный и экспрессивный у Мацияускаса.

_AVP6248

Экспрессионизм оставил глубокий след в искусстве скандинавских стран и, естественно, проявился и в литовской живописи и графике. Наоборот, фотография в Литве долго сопротивлялась его влияниям, склонялась скорее к нежной лиричности, например, в работах Ромуальдаса Ракаускаса, Альгимантаса Кунчюса, Римантаса Дихавичюса, Йонаса Кальвелиса и Антанаса Суткуса.
Мацияускас использовал экспрессивную форму прежде всего в стилизованных портретах и в метафорических фотографиях-фантазиях. Упор на визуальный эффект, приближавший эти снимки к фотографиям салонного типа, однако, постепенно ослабевал, аутентичность стала брать верх над сложными эстетизирующими элементами оформления. В семидесятых годах в интересах Мацияускаса на первый план выдвинулась жизнь литовской деревни.
Он не был в этой области первопроходцем, отражением деревенской проблематики серьезно занимались такие фотографы, как Альгимантас Кунчюс, Антанас Суткус, Вацловас Страукас, Юлиус Вайцекаускас и другие. Практически все они сосредоточили свое внимание не на совре
менности, а на исчезающих традициях снимали старинные обряды, близость человека к природе, прямые и безхитростные отношения между людьми.
Александрас Мацияускас также старался отобразить традиционный образ жизни литовской деревни. В течение десяти лет он объехал множество сельских рынков и нашел там огромное количество сюжетов. Литовский рынок — это не просто место торговли, это человеческий праздник, где покупатель и продавец могут проявить свой темперамент, где можно отметить удачную операцию, попеть, встретиться с друзьями. И все это старался отразить на своих фотографиях Мацияускас.
Вот он направил объектив на человека, покупающего лошадь и внимательно рассматривающего ее зубы, а вот на женщину с поросенком в хозяйственной сумке. Здесь видим гармониста, играющего для кучки благодарных слушателей, а здесь мужчину, пересчитывающего вырученные деньги. Рынок в его представлении — это красочный спектакль в исполнении многочисленных фигур и фигурок. Мастерски сумел автор выразить причудливость и странность этого явления, причем подчеркнул ее широкоугольной оптикой. Пространственные деформации иногда приводили к определенным художественным эффектам, которые, вместе с умелым нагнетанием драматичности посредством тонального выделения неба, в какой-то степени снижали впечатление аутентичности. Несмотря на это, грубые документальные кадры Мацияускаса имели в литовской фотографии семидесятых лет, где преобладал утонченный лирический тон, прямо-таки пионерское значение.

_AVP6246

Подчеркнутая абсурдность и гротескность может дать повод к пониманию цикла о деревенских рынках как цикла сатирического, к тому же, если учесть, что Мацияускас выставлял его иногда вместе с карикатурами Андриюса Делтувы — юмористическими парафразами сфотографированного сюжета. Однако работы фотографа намного глубже и шире этих карикатур. Они являются ценными этнографическими документами, отражающими вымирающие обычаи литовской деревни, и в то же время это обычные общечеловеческие документы — картины отношений между людьми, человеческих качеств, часто проявляющихся наиболее открыто именно при купле-продаже.
Видна на снимках иногда и капля иронии, но при том нам абсолютно ясно, что автор любит этих людей, их естественность, близость к земле, бодрость и прямоту. Его фотографии не только много говорят о литовцах, но и рассказывают о людях вообще. Они в одно и то же время литовские, советские и общечеловеческие.
Наверное, именно поэтому пользуются огромным успехом во всем мире. Результаты десятилетних путешествий с фотоаппаратом по рынкам принесли Мацияускасу международное признание. Мало кто из советских фотографов может похвалиться тем, что его снимки выставлялись на международных встречах в Арле, что их зрителями были в Библиотеке ООН дипломаты, а часть цикла была включена в экспозицию современной европейской фотографии на прославленном венецианском фестивале фотографии 1979 года и очень представительной, с высокими критериями отбора брюссельской выставки «Образ человека». Мацияускас, вместе с Биллом Брандтом и Марио Джиакомелли по просьбе Бельгии был одним из организаторов этой выставки. В 1981 году на специальной экспозиции «Три европейца» в Музее современного искусства в Сан-Франциско рядом с голландцем Кржизановским и Шурманном (ФРГ) был представлен Александрас Мацияускас.
Кому-нибудь такой успех, может быть, вскружил бы голову, но Мацияускас особенно не изменился. Он по-прежнему живет в скромной каунасской квартире с женой и двумя детьми, работает секретарем каунасского отделения Общества художественной фотографии Литовской ССР, руководит самой большой в Советском Союзе фотогалереей, активно участвует в создании фотошколы в Каунасе, помогает молодым, начинающим фотографам. И, конечно, снимает.
Во второй половине семидесятых годов Мацияускас создал новый цикл — «В клиниках Ветеринарной академии». Более года он наблюдал за оперированием больных лошадей, сопровождал ветеринаров в колхозы, запечатлевал их в краткие минуты отдыха; снимал и людей, например, старушку, с нетерпением ожидающую результатов осмотра врачом своей кошки. Создал десятки современных документальных фотографий, великолепных по своей драматичности и экспрессивности, высокой визуальной культуре и глубине авторской интерпретации. Они излучают сочувствие к больным животным, полностью зависящим от человека, от его помощи. Выражают они и уважение и восхищение нелегкой и самоотверженной работой ветеринаров. Обобщенно же, можно сказать, цикл звучит прежде всего как гимн человеческому стремлению и способности помогать тем, кому такая помощь необходима. Гуманизм — основная черта творчества Мацияускаса, и мы видим его не только в двух этих, наиболее известных циклах, но и в остальных работах художника (например, фотографии с югославских рынков, или с литовских пляжей).
Творчество Александраса Мацияускаса дало литовской фотографии несколько новых стимулов, развиваемых в работах других авторов. Вместе с до сих пор недооцененными снимками Витаутаса Луцкуса оно служило руслом для все более расширяющегося течения современного литовского документализма, стремящегося к правдивому отображению ежедневной жизни. Не только циклы Мацияускаса, но и, например, коллекция Пожерскиса с литовских ярмарок, документальный сериал Шонты о школе-интернате, необычный образ одного колхоза, созданный Станионисом, или в высшей степени аутентичные фотографии Луцкуса о жизни людей в разных союзных республиках свидетельствует о том, что именно такая ориентация приносит литовской фотографии заслуженный успех.

ВЛАДИМИР БИРГУС
(Fotografie 83, № 1)
Во мне всегда жила «жажда» самосожжения.
Я начал писать во Львове 17 апреля 1952 года. Уезжая навсегда в Ленинград, я сжёг 3 сундука рукописей, 8 куб.м. «творчества». Стихи, драма в стихах «Иван Болотников», 2 романа в прозе: «Сказка о трёх ефрейторах с голубыми глазами» и «Чёрная месть» — из испанской жизни. Я сжёг большие тетради-дневники, исторические исследования, статьи о поэтике авангарда XX века. Да, ещё свои стихи, написанные на немецком, польском и украинском языках, т. е. сжёг целую литературу мальчишеско-юношеской чепухи. Мир праху.
Это было в 1954 году. В 1959 году после написания ритмов по мотивам «Слова о Полку Игореве» я сжёг все стихи, написанные в армии от 1955 до 1958 года, а потом 17 поэм, написанных в 1958 — начале 1959 года. Эти последние уже ходили по рукам (вот именно!), я помню названия нескольких: «Уже любовь», «Последний на планете Земля» — о взрывах ядерных бомб в Хиросиме и на Новой Земле, ну и хватит названий.
В процессе дальнейших писаний я регулярно сжигал стихи и прозу. Из них наиболее известна повесть «Иллюзионист» и прочие, но для меня их нет навсегда.
Перед нами то, что каким-то образом сохранилось.
«Феогнид» — последние стихи, которые я написал. Больше стихов не будет. Ещё ни один из уважающих себя поэтов не написал ни строчки после 70, и так во всём мире.
Благодарю за внимание.

Виктор Соснора

Уже любовь

Солнце на вздувшейся шее заката
покачивалось,
краснощёкий шар.
Меня наставляли:
закат – загадка.
А в искусстве закат называют –
«пожар».
Всё в искусстве
имело
свои названия:
«золотая осень»,
«серебряный тополь».
Если дождь по стеклу названивал,
в искусстве значилось:
«плачут стёкла».
«Любовь приходила» только «весною»,
непременно «верная»,
как собака.Не читать дальше...Свернуть )

Текст этой совершенно неизвестной поэмы Виктора Сосноры прислал мне (в виде репродукций самиздатовских перепечаток) старший товарищ моих юношеских лет Иосиф Половинчик, тонкий ценитель поэзии и яростный библиофил, библиофаг и библиоман. Именно у Иосифа Фридриховича я впервые в 1983 году прочитал эту поэму.

Про город белых ночей.

DSCN0936

Персональная выставка цветных литографий Ирины Козуб «Город белых ночей» открылась в малом зале Камчатского краевого художественного музея. В экспозиции – десятки работ, показывающих Северную Пальмиру весьма неожиданно, захватывающе и оригинально. Выставки работ художников такого уровня на Камчатке очень редки и подчеркивают общий невысокий уровень местных мастеров визуальных искусств.

Сделайте нам красиво!Свернуть )

DSCN0943
junona-06
Музыкально-литературная композиция по мотивам оперы-мистерии Алексея Рыбникова «Юнона и Авось» в постановке директора детской школы искусств посёлка Усть-Камчатска Тамары Зажирской.

junona-01
junona-02
junona-03
(Это же запись размещена в сообществах "Фотополигон" и "Ругуру".)

Не могу не похвастаться: нынче получил на почте увесистую бандероль из Юрмалы. Чудесный Леонид Тугалев прислал свой фотоальбом.


(Михаил Таль. 1979)

Все мы знаем Тугалева - автора замечательных портретов. Но он еще и мастер документальной фотографии.

Продолжить душеполезное чтенье...Свернуть )

Альбом Леонида Тугалева "Фотографии" (Leonids Tugalevs. FotoGrafs) вышел в 2002 году в Риге тиражом 1000 экземпляров, пронумерованных автором.


(Перезахоронение праха членов экипажа экспедиции Витуса Беринга. 1992, Командорские острова.)

Альбом Сергея Пасенюка "Командорские острова" - третье российское изданье, посвященное этой частице российской земли на Дальнем Востоке. Вначале - был альбом Вадима Гиппенрейтера "Командоры" (М., "Планета", 1972), потом - "Командорские острова" Юрия Артюхина (Петропавловск-Камчатский, "Новая книга" при участии WWF, 2006). Вадим Гиппенрейтер - мастер пейзажа, его альбом о Командорах не исключение. Юрий Артюхин - эксперт Всемирного фонда дикой природы, его альбом - о биоразнообразии островов.
Сергей Пасенюк приехал на Командоры в 1971 году, работал инструктором по туризму, рыбаком-охотником, учителем рисования. Художник, фотограф, яхтсмен. В альбом "Командорские острова вошли кадры, сделанные им с 1976 по 2006 год.
Альбом Сергея отличается от работ Гипа и Артюхина тем, что автор уделяет пристальное внимание людям, живущим на этих далеких клочках России. Здесь их настоящая жизнь.

Кто хочет - читает дальше...Свернуть )
Я рад тому, что этот альбом наконец-то увидел свет еще и потому, что я - редактор альбома. С Сергеем Пасенюком мы дружим уже лет двадцать, десять с лишним лет назад я помог ему выпустить альбом авторских гравюр "Мои Командоры" (Петропавловск-Камчатский, издательский центр СЭТО-СТ, 1996). Еще Сергей - автор выдержавшей два издания книги-дневника "Соло через Берингово море" - автобиографического текста, повествующего об одиночном путешествии на яхте "Александра".


(Рыбаки возвращаются с промысла.)

Альбом Сергея Пасенюка "Командорские острова" можно приобрести, обратившись к сыну автора Дмитрию по телефону +7 962 282 1343.

Profile

photoguide
Александр Петров. Я не ракетчик, я филолог.
Website

Latest Month

Август 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner