Александр Петров. Я не ракетчик, я филолог. (photoguide) wrote,
Александр Петров. Я не ракетчик, я филолог.
photoguide

Categories:

Камчатка 7 октября 2016 года.

_AVP1031

От Комиссариата народного здравия и ветеринарии

Медицинские и ветеринарные работники Петропавловска 20 апреля с.г. [1920 – А.П.] подали Исполнительному комитету заявление о желании покинуть службу к первому пароходу вследствие невозможности работать с вр.и.д. комиссара Гапановичем, не могшим на собрании 20 апреля ясно ответить им на вопросы о взаимоотношении их и комиссариата и даже не позволившим себе оскорбить их.
Исполком, заслушав объяснения комиссара, признал службу подписавших заявление вр. Рубецкого, Щипчинского, Нигголя и фельдшеров Беляева, Головко и Попова нежелательной вовсе и постановил уволить их немедленно, поручив комиссару подыскать временных заместителей. Так как в кругах, близких к уволенным, ведётся агитация против названного постановления и делаются попытки вовлечь в неё ближние к Петропавловску сёла, Комиссариат считает нужным осветить истинное положение дела.
На упомянутом собрании комиссар, отметив временность своего пребывания в должности (до прибытия комиссара Лукашевского), указал, что он считает выполнить к первому пароходу: составить смету для всех медицинских учреждений области на ремонт помещений и приобретение инструментов и медикаментов, пригласить необходимое на первое время число новых работников и положить начало правильной статистике. Во всём этом, а особенно в составлении смет комиссар просил содействия собравшихся.
Комиссар полагал, что для решения этих вопросов не нужно громоздкое коллегиальное учреждение, но в будущем при развитии дела он проектировал коллегию из комиссара, находящегося в Петропавловске врача и фельдшера по выбору всего персонала области, для чего при возможности предполагался съезд всех медицинских работников. Пока же комиссар советовал создать профессиональную организацию, которой он обещал всемерное содействие.
Так как всё это оказалось для присутствующих неясным, то комиссар повторил то же, насколько мог вразумительно; при этом, вопреки поданному заявлению, комиссар не кричал и тем более не стучал кулаком; кричать позволил себе лишь вр. Щипчинский, почему и был остановлен комиссаром, сказавшим: «Не кричите на меня, этим меня не запугаете».
Комиссар действительно пригласил своих оппонентов стать на почву здравого смысла, а не канцелярских придирок, и не отказывается от своих слов и теперь, полагая, что если бы вр. Рубецкий сделал это давно, то не было бы того озлобления против него, которое комиссар видел и в области, и на съезде. Комиссар действительно высказал предположение, что его оппоненты не признают комиссариат как учреждение, и не отказывается от своих слов и теперь, полагая, что раз вр. Щипчинский не считает удовлетворительным ни вр.и.д. комиссара, ни Лукашевского, избранного съездом, то он работает именно против самого комиссариата.
Высказанный оппонентами довод, что комиссаром, заменившим врачебного инспектора, должен быть не фельдшер (Лукашевский) и тем более не лицо без медицинского образования (Гапанович), а обязательно врач (читай Рубецкий) не заслуживает уважения, т.к. врачебный инспектор по старому закону должен быть доктор медицины, каковой степени ни вр. Рубецкий, ни вр. Щипчинский не имеют. Рубецкий исполнял должность врачебного инспектора, следовательно, не с большим правом, чем её мог занять Лукашевский, и уж, конечно, не с большей пользой.
По-видимому, именно эти рассуждения комиссара, весьма безтактные в глазах врачей, как назло не имеющих учёной степени и занимавших должности, которые требовали обладания ею, подлили масло в огонь.
После этого собрание получило весьма неспокойный характер и приняло вид личных пререканий между вр. Щипчинским и комиссаром, кончившихся выкриком Щипчинского: «Вы, монархисты» (вероятно, комиссар и исполком), о чём в заявлении благоразумно умалчивается.
Какова была от него польза и каковы вообще «борцы за народное здравие», как именуют себя подписавшие заявление, выяснилось достаточно на съезде. Как лишний штрих, интересный именно теперь, когда исполком упрекают, что он оставил город без медицинской помощи: в тот самый день, когда вр. Рубецкий и Щипчинский боролись «за народное здравие» и против комиссара, в больнице не было приёма, очевидно, после бурно проведённой «борцами» ночи, и в тот же самый день прибывший для осмотра в больницу фельдшер Ткаченко обнаружил, что вр. Рубецкий уже давно не отпускает денег на кормовое довольствие больных, хотя медицинские ассигновки попускались безпрепятственно. Комиссариат полагает, что при работе тех лиц, которыми временно замещены уволенные, ничто не изменилось; не будет вр. Рубецкий лечить сейчас — не лечил он и прежде. Кроме того, комиссариат считает нужным отметить, что жившие в Петропавловске врачи существовали не только для Петропавловска и Завойкинской вол., а для всей области.
Работа этих врачей области известна, и как раз волость, пославшая делегатом вр.и.д. комиссара Гапановича, дала ему письменный наказ добиться отстранения вр. Рубецкого и Ниголя. Кто хочет бороться против исполкома, пусть уж заодно борется и против волостей, требующих изгнания названных «борцов за народное здравие» с мест, которые они с удовольствием для себя (ничего не делая) упорно занимали.
К чему лечить эти заброшенные волости? Да и понимают ли они что-нибудь в лечении? Вероятно, так рассуждает обыватель, который сейчас осаждает исполком, мобилизовав для этого женщин и детей требованиями вернуть уволенных. Комиссариат повторяет: если Петропавловск будет не вполне обезпечен медицинской помощью сейчас, то область не была обезпечена ей никогда. Думал ли о ней Петропавловск? Нет! Так теперь он и сказал своим делегатам: нам не надо врачей, благодаря которым мы и наш скот мёрли, хотя бы весь Петропавловск состоял у них в кумовьях!
Примечание. Вопрос об аресте вр. Щипчинского выходит из пределов компетенции комиссариата, который считался только со Щипчинским-врачом и как таковому оказывал защиту. Отказавшись от работы по своему прямому делу, он лишился и профессиональной защиты, и к нему были применены лишь последствия, вытекающие из постановления съезда, объявившего его «врагом трудового народа».

07-10-1941-kp
"Камчатская правда", 7 октября 1941.

10.-Карагинская-рыбалка.-1990.-Камч.-краевой-Худож.-музей
Вячеслав Белых. Карагинская рыбалка. 1990.
Tags: back in ussr, Дальний Восток, Камчатка, Камчатка день за днём, Краеведенье, Листая старые страницы, Петропавловск на Камчатке
Subscribe

  • Мои твиты

    Пт, 01:08: Тоталитарные ре///имы угнетают свободных людей. Кровавая гэбня методично и неуклонно уничтожает аккумулятор в макбуке 2012 года.…

  • Мои твиты

    Чт, 08:07: Камчатка в 1923 году (продолжение) https://t.co/QhosXjLQTc Чт, 11:17: КАМЧАТКА ДЕНЬ ЗА ДНЁМ  15–21 АПРЕЛЯ ♥ ПЕРЕЗАЛИВ…

  • Мои твиты

    Ср, 10:14: Камчатка в 1923 году (продолжение) https://t.co/Hsq3eUcVtV

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments