Александр Петров. Я не ракетчик, я филолог. (photoguide) wrote,
Александр Петров. Я не ракетчик, я филолог.
photoguide

Categories:

Про философию фотографии и шарлатанствующих словоблудов.

Книжка Вилема Флюссера «За философию фотографии» вполне внятна и логична. Особенно если сделать поправку на велеречивость нынешней западной философии, превращающейся из науки в забалтыванье сонмом новоизобретённых терминов.
Однако первые слова книги совершенно понятны:
«Образы – это обозначающие поверхности. Они указывают – чаще всего – на нечто «во внешнем» пространстве-времени, что они обязуются представить нам как абстракцию (как сокращение четырёх разностей пространства-времени до двухмерной поверхности). Эту специфическую способность к абстрагированию поверхностей из пространства-времени и к проецированию обратно в пространство-время можно назвать «воображением». Оная является предпосылкой для производства и дешифровки образов. Иначе говоря, это способность кодировать феномены в двухмерные символы и читать эти символы».



Тем, кому попадётся в руки книжка «За философию фотографии», советую начинать читать её непосредственно с авторского текста и ни в коем случае не с занимающего около трети книги послесловья Валерия Савчука и Гульнары Хайдаровой «Фотографический универсум Вилема Флюссера». Парочка околофилософствующих шарлатанов тщатся свою учёность выказать и изъясняются (за исключеньем восьми страниц, где пересказывают биографью Флюссера) следующим образом:
«Вилем Флюссер входит в число первых теоретиков медиа, коммуникации и фотографии. В современной дисциплинарной кодификации его относят также к медиаантропологам или коммуникологам, подчёркивая инновативный и своеобычный характер его работ, лёгших в основу формировавшегося дискурса медиафилософии. В российском же философском сообществе термин «медиафилософия» ещё не прижился: он из разряда дискурса неинституциализированных мыслителей».

Изданная в 2008 году издательством С.-Петербургского университета на деньги Гёте-института книга Вилема Флюссера интересна. Да. Но практической ценности она не имеет – ибо чем меньше творцов, тем больше желающих трактовать искусство. Пожалуй, Флюссер – трактовщик. Но это не так плохо. Куда хуже появленье савчуков-хайдаровых, для которых маргиналии маргиналий, комментарии комментариев, трактовка трактовки – суть однозначный гешефт.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment