Александр Петров. Я не ракетчик, я филолог. (photoguide) wrote,
Александр Петров. Я не ракетчик, я филолог.
photoguide

Про первый камчатский кукольный театр.

В Петропавловске мы познакомились с Леонидом Всеволодовичем Дзерожинским — человеком, пламенно влюбленным в Камчатку. Он руководит Камчатским областным передвижным кукольным театром. На нартах, на самолетах, на пароходах, на катерах, на лодках объездил он вместе со своей маленькой труппой самые глухие углы Камчатки. Каждый выезд этой труппы — праздник для далеких стойбищ и селений.
В составе этой героической труппы — Борис Петрович Невежин, Петр Васильевич Голынский, Зинаида Даниловна Котельникова и Елизавета Андреевна Сахарова. Кукловоды, массовики, баянист. Я видел их на оленьих мехах в маленькой квартире в Петропавловске, на отдыхе. Дзерожинский раскладывает перед нами карту, на которой вычерчены маршруты этого театра. С 1937 года театр работает на Камчатке.
Самая интересная поездка театра была в 1938 году, когда президиум областного исполкома решил послать его в Чукотский национальный округ.

_DSC7146_exler-tikhookeanskie-ocherki-1940


Но что везти? С каким репертуаром ехать? У кукольного театра был только русский репертуар.
Списались с Институтом народов Севера. Получили оттуда чукотскую сказку «Жадный ворон» и корякскую сказку «Хозяин и пастухи». Сказки эти старые, записаны они Таном (Богоразом). Под видом животных выведено царское чиновничество, которое обирало эскимосов и чукчей. «Жадный ворон» — это чиновник, с фуражкой и кокардой. А мыши — это охотники и бедняки. Мыши обманывают ворона. Накормили ворона кашей, он уснул. Разрисовали его смешно. Он проснулся у проруби, увидел там бабу, посмотрел в прорубь, начал бросать в нее кухлянку и бросился в нее сам...
Сказка «Хозяин и пастухи» показывает роль шаманства. Кулак сговорился с шаманом, как лучше обмануть двух братьев-батраков. Но один из этих братьев был сам достаточно хитер. Он подслушал разговор: хозяин хотел бросить их в прорубь...



Обе сказки рисуют то, что происходило на Камчатке до Октябрьской социалистической революции.
Театр выступал на Палпальской ярмарке, описанной в свое время еще Таном. Эта ярмарка происходила 20–21 марта. В селе Пенжино стоит около пяти-шести изб. Речка, небольшой хребет вдали. На открытом месте под сопкой разместились ряды нарт с юколой — кормом для собак. На ярмарку прибыло около ста пятидесяти кочевников — коряков, ламутов и чукчей.
Ярмарка открылась митингом. Насколько здесь изменилась жизнь, насколько зажиточными стали коряки, ламуты и чукчи — можно было судить по тому, сколько товаров они покупали. Полные нарты добра. Тут были одежда, посуда, свечи, чай, патроны, винчестеры, мука.
На ярмарке состоялись традиционные состязания в беге. Надо было пробежать восемь километров по очень глубокому снегу. Пот лил с бегуна градом. Но зато какой почет ждал победителя!
Олени шли вскачь на дистанции в семьдесят километров по кругу. Последние километры олени бежали, высунув языки. Победитель получил приз: чайный сервиз, чайник и лахтачью кожу.
И вот на эту ярмарку приехал кукольный театр. Кочевники увидели удивительных говорящих кукол, услышали свои сказки. На своем, чукотском языке!.. Правда, на Чукотке были даже артисты Малого театра, но они выступали на русском языке. А здесь они услышали свои сказки на своем языке!
Нелегко было отправиться в путь такому театру. Но когда люди горят желанием работать, для них нет никаких преград.
Как их слушали! Смех, радостные, удивленные восклицания. Впечатления были настолько сильными, что некоторые из кочевников выезжали вместе с театром дальше, на следующий пункт, чтобы там снова посмотреть выступление. А провожать театр съезжались все жители селения. Двигались по Камчатке с проводниками. Проводников брали таких, которые хорошо знают дорогу и могут провести в любую погоду. От Анадыря до Марково (семьсот километров) пролетели на самолете. На самолет взяли и своих собак.
Вот выдержки из «путевого журнала» театра. Они говорят сами за себя:
«10 января. Ветер порывами. В 5 часов вечера началась пурга. Дороги нет. Сбились с пути. Вынуждены повернуть к лесу и там заночевать.
15 января. Утром долго не решаемся ехать. Пурга — порывами. До крабового завода едем хорошо, а потом опять не катко. Нужно пробираться через лесной участок. Идет снег. Дорога прекратилась. Едем прямо через сопку по березняку. Собаки не идут. Стемнело. Чуть не сорвались с горки в настоящую речку. Ничего не видно. Наконец, заметили огоньки на горке поселка Бутнер.
23 января. Селение Сопочное. Театр ждали с утра, приготовили квартиру, корм собакам. Здесь началось обслуживание корякского округа. Восторженное отношение к куклам не только ребят, но и взрослых.
26 января. Дорогу опять занесло. Сбились. Услышав выстрел охотника и лай собак, двинулись вперед без дороги, зная общее направление. Вскоре встретили охотников, которые направили на верный путь. Засветила луна, и в 7 часов вечера подъехали к сопке, под которой расположилось селение Белоголовое. Ходили в гости к корякам по юртам. Спектакль давали с переводчиком с большим успехом. Смотрели «Танец молодых медведей».
28 января. Селение Усть-Хайрюзово. Дорога хорошая, погода — также. Виден Птичий остров, влево высится мыс Хайрюзово. Купили 8 собак. Проехали из Петропавловска 897 километров. До Тигиля еще 164 километра. Нас вышло провожать все население, некоторые бежали за нартами, махая руками на прощание. Хайрюзово красиво расположено среди гор по реке.
3 февраля. Ковран. На спектакль съехались кочевые коряки.
9 февраля. Дорога очень хорошая. Светит солнце. Быстро скатились к реке и в час дня были в Тигиле. Собак привязали на речке в стороне, так как здесь массовые заболевания собак: отнимаются задние ноги.
9 марта. Сопки поднимаются все выше и выше. Дальше дорога поднимается по тундре и широкой пади. Поднялась пурга. Сопки быстро покрываются несущимися стремглав тучами. Ветер в лицо. Подъезжаем к подъему. Двигаемся ощупью, уже не видно ничего. Круто поднимаемся вверх на правый хребет. Неожиданно летим вниз — неизвестно куда. Опять поднимаемся. Глубокий снег. Пурга слепит глаза. Брови, ресницы, воротник кухлянки и малахай обледенели. Подъем еще круче. Собаки еле тянут. А пурга все сильней и сильней...»
Четыре советских артиста делают свое большое дело, странствуя на собаках. То было плохо с кормом собакам, то пурга заставляла остановиться на ночлег в тундре. В Анапке пробирались по долу, ветер в котором достигает такой силы, что сносит иногда нарты с собаками и людьми, даже табуны оленей — прямо в океан. Сбивались с пути... Забрался театр даже туда, где еще имелось влияние шаманов. В Кичиге, например, пришлось показывать куклы перед ширмой, потому что шаманы распространили по тундре слух, что куклы действуют волшебством.
За три с половиной года театр побывал в ста семидесяти двух населенных пунктах, дал четыреста восемнадцать спектаклей, обслужил шестьдесят тысяч человек. Приходилось давать спектакли и двадцати, и десяти зрителям — и в клубах, и в юртах, и в землянках, где, чтобы понизить ширмы, кукловодам приходилось ползать на четвереньках...

И. Экслер. Тихоокеанские очерки. Дальневосточное государственное издательство. 1940.
Tags: back in ussr, БЖСР, Ватник, Дальний Восток, Дурналистика, ИсKUNSTво, Камчатка, Книги, Корякский нацьональный округ, Краеведенье, Креакл, Культур-мультур, Лев Натанович Щаранский, Нормы ГБО, Петропавловск на Камчатке, Соломон Хайкин, Союз нищих., Такъ победимъ!, Туземцы, Худло, слава великому медведеву и путину тоже!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments