Александр Петров. Я не ракетчик, я филолог. (photoguide) wrote,
Александр Петров. Я не ракетчик, я филолог.
photoguide

Про хорошие стихи.



Зимняя сказка

Прозрачная яма со стенами тверди топаза
в мерлушковых тучах открылась теперь до отказа.

Там солнышко наше, которое малость поярче
земли заснежённой, которая малость пожарче.

В кудели мороза запутались ветви опушки,
её веретёна, станки, челноки и коклюшки.

Всё слаще и тише воркует сосна-голубица,
на свежем ветру задубела её власяница.

…Вот здесь бы лежал я под цоканье злого отряда,
тачанкой отличного лишь от панургова стада,

лицом костенея и снег собирая в охапку
бессильной рукою, как гнусную красную тряпку.

1979

* * *

Добровольческий спелый
обречённый снежок.
Знать, у косточки белой
перед нами должок.

Хорошо ей на юге,
где любой есаул
на рыбацкой фелюге
доберётся в Стамбул.

Там на горках Афона
с огурец абрикос
и у синего лона
круглый год сенокос.

…Нам чужого не надо.
Мы пойдём прямиком
по следам продотряда
прямо в Иродов дом.

Покартавь с ходоками,
Ирод, как на духу.
Мы своими руками
из тебя требуху.

. . . . . . .

В разорённые ясли
Вифлеемской ночи
только иней на прясле
опускает лучи.

Надо встать на колени,
чтоб к намоленной меди креста
где-нибудь на Мезени
примерзали уста.

1979

Эти два стихотворенья – написал Юрий Кублановский, один из немногих поэтов, которых до сих пор люблю по-настоящему. Впервые стихи Кублановского я давным-давно прочёл в одном из машинописных нумеров «Выбора» - был такой подпольный литературно-философский журнал русской христианской культуры, издававшийся Виктором Аксючицем и Глебом Анищенко. Чудесный журнал, надо заметить.
А еще был у меня когда-то многотомник Марины Цветаевой, тот самый, с предисловьем Иосифа Бродского и составленный Александром Сумеркиным. Изданный «Руссикою» и уж не знаю какими путями ввезённый в союз нерушимый. Вот стихотворенье оттуда, которое в своё время меня, долговязого экзальтированного юнца потрясло.

ПЕТРУ

Вся жизнь твоя - в едином крике:
- На дедов - за сынов!
Нет, Государь Распровеликий,
Распорядитель снов,

Не на своих сынов работал,-
Бесам на торжество!
Царь-Плотник, не стирая пота
С обличья своего.

Не ты б - всё по сугробам санки
Тащил бы мужичок.
Не гнил бы там на полустанке
Последний твой внучок*.

Не ладил бы, лба не подъемля,
Ребячьих кораблёв –
Вся Русь твоя святая в землю
Не шла бы без гробов.

Ты под котел кипящий этот –
Сам подложил углей!
Родоначальник - ты - Советов,
Ревнитель Ассамблей!

Родоначальник - ты - развалин,
Тобой - скиты горят!
Твоею же рукой провален
Твой баснословный град...

Соль высолил, измылил мыльце –
Ты, Государь-кустарь!
Державного однофамильца
Кровь на тебе, бунтарь!

Но нет! Конец твоим затеям!
У брата есть - сестра...
- На Интернацьонал - за терем!
За Софью - на Петра!

Август 1920

[*] В Москве тогда думали, что Царь расстрелян на каком-то уральском полустанке. - М.Ц.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments