Александр Петров. Я не ракетчик, я филолог. (photoguide) wrote,
Александр Петров. Я не ракетчик, я филолог.
photoguide

Про возвращенье Потапенки на Камчатку.

Сидят два гриба в траве. Один другому:
– Смотри, наша смерть идёт. В плаще с капюшоном.
– Не-а, расслабься. То рыбья смерть. Видишь, с удочкой. Наша – с ножом и лукошком.
Старый анекдот
Так вот, я вам расскажу, как выглядит рыбья смерть на Камчатке.
Саша Петров поутру заехал за мной на «лэндкрузере» и повёз «на забой кеты»: на ручей Парамон, где в дощатые садки загнали рыбу кету, идущую вверх по течению на нерест. Почти вся эта рыба когда-то вылупилась из искусственно оплодотворённых икринок на местном рыбоводном заводе и была выпущена в ручей юными мальками, потом скатилась по течению в большую реку Авача, из неё в Авачинскую бухту, а потом в Тихий океан. Homing, «чувство дома», через 3-4 года проснулось где-то в океанских просторах и неудержимо потянуло взрослую кету обратно в родной ручей Парамон. Кета возвращается к местам своего рождения отметать и оплодотворить икру и погибнуть, отдав все силы многокилометровому подъёму по отмелям, перекатам, порогам и водопадам, вновь скатываясь вниз по течению – пищей для других рыб, птиц, лис, песцов, росомах и медведей.
Tags: Друзья, Елизовский район, Камчатка, Коллеги, Лосось, Незваный гость лучше татарина?, Худло
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment