Александр Петров. Я не ракетчик, я филолог. (photoguide) wrote,
Александр Петров. Я не ракетчик, я филолог.
photoguide

Category:

Про посмертную славу художника Килпалина.

5 октября 2010 года могло бы исполниться 80 лет Кириллу Килпалину — прекрасному корякскому художнику, поэту, автору многочисленных сказок, легенд и рассказов, составителю нымыланско-русского словаря, члену Союза художников России и заслуженному работнику культуры России.
Кирилл Васильевич Килпалин родился в 1930 году в селе Хаилино Олюторского района в семье оседлых коряков. Охотник и рыбак, не получивший специального образования, Килпалин от природы был одаренным художником, называвшим себя «Художником цвета Земли для человека. Художником своего народа».



— Родился Килпалин в небольшом стойбище в верховье реки Хаилино в октябре 1930 года, и судьба его складывалась необычайно трудно, — поведала заведующая экскурсионным отделом краеведческого музея Корякского округа В. Сычевская. — После школы работал мотористом катера в селе Тиличики, затем занимался исконным пастушеским ремеслом в Пусторецком оленесовхозе. Но уже с юности в молодом коряке просыпается тяга к рисунку.

Путь творца

«Живопись была призванием души Килпалина — говорится в брошюре, посвященной подвижникам возрождения и развития культуры народов Камчатки. — В 1959 году Кирилл Килпалин поступил в художественное училище во Владивостоке на отделение живописи. Окончил два курса. И пошел своим путем».
После училища Килпалин недолго работал художником в селе Ветвей, затем в Палане, где познакомился с творческой элитой того времени, яркими личностями, Владимиром Косыгиным (Коянто) и Георгием Поротовым. Последний пригласил Килпалина на должность оформителя в свой ансамбль.
Но любовь к тундре и свободной жизни заставила Килпалина принять единственно правильное для себя решение — вернуться к естественному образу жизни, к природе. С начала 60-х и до конца жизни он был вольным охотником. Речушка Тополевка недалеко от Хаилина, где Килпалин поставил небольшую охотничью избушку, стала не только пристанищем художника, но и неисчерпаемым источником вдохновения.
— Но занятие охотой и рыбалкой не обеспечивают художника материальной независимостью, — продолжает В.Сычевская. — Кирилл Васильевич бедствовал. Все что он добывал на промысле сдавал в госпромхоз, но вырученных средств не хватало. А между тем живопись и пробы пера полностью поглощают его. Поиск красок, холста и кистей становятся постоянной проблемой художника. Он рисует на всем, что подвернется под руку — тетрадные листы, береста; пишет чем попало — шариковой ручкой или даже угольком из печи.

Художник, писатель, человек…

Как отмечают все, кто сталкивается с работами корякского художника, его рисунки не просто характерны, несут в себе заряд положительной энергии, юмора и даже какого-то задора. В произведениях, рожденных в суровых для автора условиях, не найдешь отражения бед и мытарств художника. Жизненные неурядицы не озлобили Килпалина, не сделали его жадным и завистливым.
Творческая личность стремилась к всестороннему проявлению таланта. Кирилл Килпалин начал литературную пробу пера. Собирал народные предания и сказки, обрабатывал их, сочинял свои собственные сказания, которые легли в основу книжки «Здравствуй, Солнце!». Широко известная книга «Аня. Сказки севера», изданная Фондом Компенсации в пользу народов Севера и оформленная рисунками автора, представляет не только большой фольклорный интерес, но и стала серьезным подспорьем для школ Корякии.
«Много лет жизни потерял Килпалин из-за встречи с раненным медведем, — продолжает рассказ экскурсовод Корякского окружного музея. — Последствия этой встречи для художника ужасны: практически полное отсутствие слуха, переломы ребер и руки, потеря одного глаза».
В 1989 году «за заслуги в области культуры и многолетнюю плодотворную работу» Кириллу Килпалину было присвоено звание заслуженного работника культуры РСФСР, в 1990-м он был принят в Союз художников России, а в 1992 году посмертно стал лауреатом литературной премии имени Поротова. На свое 60-летие художник для односельчан организовал персональную выставку. А в 1991 году художника с израненным телом и молодой, рвущейся к светлому душой не стало.

Альбом увидел свет

С тех пор прошло почти двадцать лет. И вот мы держим в руках выпущенный издательством «Камчатпресс» в серии «Духовное наследие Камчатки» роскошный большой альбом «Килпалин».



Судьба этого альбома оказалась сложною. Ещё в 1995 году камчатский журналист Владимир Гусев задумал это изданье. В подготовке материалов альбома принимали участье член Союза писателей России Наталья Селиванова, музыкант и журналист Валерий Кравченко, специалисты камчатских музеев и люди, которые в разные годы общались с художником и у которых сохранились документальные свидетельства этих общений. Однако из-за отсутствия необходимых средств альбом к 65-летию Килпалина не был издан.
В 2003 году Владимир Гусев, покидая Камчатку, передал Валерию Кравченко все собранные материалы с напутствием: альбом – издать! Однако только недавно у краевого министерства культуры внезапно возродился интерес к этому проекту. Нашлись и деньги. И вот в конце 2010 года альбом «Килпалин» наконец-то (через семнадцать лет) увидел свет!

Эпоха Килпалина

«Эпоха Килпалина (30–90-е годы ХХ века) — время трагических перемен и столь же неожиданных, порой труднообъяснимых достижений, — пишет в предуведомляющем альбом эссе «Увенчанный и... не замеченный Камчаткой» Валерий Кравченко. — Собственно, традиционную культуру коренных обитателей Севера (в своем изначальном виде) вряд ли возможно теперь представить, восстановить. До появления русских первопроходцев процесс взаимовлияния культур, включая контакты племен, проживающих по обоим берегам Берингова пролива, носил естественный и взаимодополняющий характер. Поэтому исследователям легко заметить немало общего в традиционном искусстве эскимосов, чукчей, коряков, ительменов, эвенов, алеутов и даже американских индейцев. Собственно, искусства — в нашем понимании — тогда как бы и не существовало. Любые проявления культуры являлись отражением восприятия окружающего мира и носили ярко выраженный функциональный характер. Постепенно давление европейской цивилизации усиливалось, поставив под угрозу само существование самобытных, но крайне незащищенных традиций.
Именно в момент рождения Килпалина начался новый, более стремительный и враждебный период ломки многовекового уклада жизни северян. 30–50-е годы — время перестройки первообщинных отношений путем так называемой коллективизации. Заявленные благие цели, которые, кажется, трудно и отвергнуть, вели фактически к насильственному уничтожению родовых корней (детей — в интернаты, родителей — в совхозы…). На этом печальном фоне возникли неожиданные, но так необходимые государству достижения…»
— Кирилл удивительно пользовался светом, — отмечал народный художник России Федор Дьяков. Видный камчатский театральный художник Юрий Назаров добавлял: «В работах Килпалина — тончайшее единение человека с природой». А живописец Вадим Санакоев, в чем-то повторивший судьбу Килпалина, подвел в своей книге итог: «Кирилл сумел увидеть свет природный, таинственный свет, и оставить его нам».
«Некоторые знатоки пытаются упрекнуть художника в своего рода примитивизме, отмечаемом в ряде сюжетных рисунков, в откровенном неприятии канонов, в кажущейся наивности, — пишет Валерий Кравченко. — Но никто и никогда не пытался столь же «принципиально» разбирать, скажем, бисерные узоры, которые вышивают корякские мастерицы на праздничных кухлянках: все понимают, что их рисунки — неприкосновенные и уникальные образцы национальной культуры, не подлежащие сравнению. Наверное, так и Килпалин. Его творческая индивидуальность, духовная свобода самовыражения, его художественный почерк заняли свою собственную ступеньку в процессе развития крохотной цивилизации по имени «Нымыланы». Культуры малоизученной, все еще непонятой, но, без сомнения, прекрасной.
Особенно поражает в многоликом творчестве Килпалина его мощное ощущение своих мифологически-исторических корней. У нас нет художников, которые бы воспринимали Камчатку как бы восходящей из прошлых столетий. Килпалину это удалось. Но, всматриваясь в его фольклорно-сказочные полотна, пытаясь разгадать смысл древних обычаев, общаясь с героями его легенд, мы непременно поймем и то, что все красоты, радости и страдания маленького нымыланского народа есть великая и возвышенная частичка духовного единства человека, Земли и вечно непознанной Вселенной…»
Tags: Камчатка, Культур-мультур
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments