Александр Петров. Я не ракетчик, я филолог. (photoguide) wrote,
Александр Петров. Я не ракетчик, я филолог.
photoguide

Про вторую древнейшую.

— С кем вы, мастера культуры? - спрашивают (по Аксёнову) вожди.
И в ответ слышат:
— С вами, кормильцы!

Это я о том, что вчера побывал на собраньи, посвящённом дню российской журналистики.
И наблюдал, как представили исполнительной и законодательной ветвей власти, а также силовых структур - раздавали подарки и грамоты прикормленным СМИ и не менье прикормленным журналистам. В благодарность за обслуживанье.
Ну, ещё поразило и то, что шибко высок средь награждавшихся и отблагодарённых — процент сотрудников рекламных служб СМИ. Приехали — поезд дальше не идёт, просьба освободить вагоны!

Вот я почему-то думаю: подобные попытки раздач слонов могут быть объективными, только когда осуществляются в профессьональной среде. То бишь — когда журналисты определяют лучших среди своих. А не чиновники — выбирают тех, кто лизолюдствует наиболье активно.

Я печатаюсь со времён совжура, с 1982 года.
Мне доводилось делать ангажированные прожекты, не скрою.
Но ни за один мне — не стыдно: я над каждым работал добросовестно и всегда соглашался лишь тогда, когда эти прожекты не противоречили моим жизненным установкам. Это вопрос самоуваженья.


(Карточка тут ни при чём — что-то нужно было вставить.)

Я вот что скажу: журналистика в СМИ как соцьяльный институт после 2000 года в России закончилась.
Тому — множество причин.
И первая причина — определённая академиком Шафаревичем (в моём произвольном пересказе): народ теряет пассионарность, когда не доверяет власти и не видит соцьяльные перспективы.
У журналистики — больше нет рынка сбыта, больше нет потребителя.
(Нынешние российские СМИ — больше не журналистика ни в коей мере.)

Идёт маргинализацья профессьи, уход в ниши работы над собственными прожектами, которые если и найдут потребителя, то лишь в очень узком кругу.


Заглянем в "Камчатскую правду" 30-х годов прошлого века: "Слаба активность".
Даже при кровавом сталинеͭͫ хотя б поднимался вопрос соцьяльной сервильности журналиста.
Сейчас — как в эстрадной песне 80-х годов: "Круговая порука мажет, как копоть".

Каждый год я плачу членские взносы в Союз журналистов России.
Почему?
Наверное, из глупой надежды, что журналистика с измененьем соцьяльного строя всё же оживёт.
Потому что — можно быть в сообществе и одновременно быть максимально свободным от этого самого сообщества.

Но вообще-то главное: журналистика — это свобода.
Только свободный человек может быть нормальным журналистом.
На службе власти — человек меняет свободу на фартук халдея.


Чем, кроме иерархьи — отличается поездка советских писателей и журналистов по Беломорканалу от похода школьников в тюремный изолятор?
Да — ничем.
Кроме того, что — сегодня: не пустят.
Сегодня, при олигархическом тоталитаризме — больше нет нужды соблюдать даже минимальные формальности.
Можно — запихнуть в камеру Боруха Немцова как хулигана.
Можно — оправдывать убийц в милицеских мундирах.
Да много что — можно.

До поры до времени.
Русский мужик, как говорят, долго терпит — да больно бьёт.
И Русский бунт — будет бессмысленным и беспощадным.
Tags: back in ussr, Камчатка, Коллеги, Кошка лучше человека., Союз нищих., Херня всякая
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments