Александр Петров. Я не ракетчик, я филолог. (photoguide) wrote,
Александр Петров. Я не ракетчик, я филолог.
photoguide

Category:

Здесь нет крутых гор

http://www.photosight.ru/photo.php?photoid=872887&ref=author

- А для чего вы тут фотографируете? Вы откуда, из города?
Вопрос исходил от немолодой женщины в резиновых сапогах, грязном ватнике и с красным обветренным лицом. Но никакого недружелюбия в вопросе не звучало – одно неприкрытое любопытство. И немудрено – сюда неделями, а то и месяцами не доходят вертолеты, поэтому каждый новый человек на улицах села привлекает всеобщее внимание и вызывает интерес.
Этот день был для Крутогорова необыденным – сегодня на прибойке приземлились сразу два вертолета. Один привез в местную больницу доктора, другой – наш – должен был забрать в местной инспекции рыбоохраны лодочные моторы и перевезти их в райцентр, в Соболево.
Через минуту мы уже разговаривали обо всем, вернее – я слушал, а женщина рассказывала. И о том, что в селе нет постоянного электричества, и о поголовно пьющих мужиках, и о дороговизне в местных магазинчиках, и о том, что основная мечта большинства местных – сбежать отсюда, очертя голову…

На всю деревню насчитывается несколько автомобилей – роскошный внедорожник без номеров, на котором рассекает местное начальство, несколько джипов похуже да УАЗик рыбоохраны. Еще на центральной улице села – Сахалинской – стоит проржавевший «Запорожец». В основном местное население передвигается на мотоциклах неопределенного возраста, судя по всему, собранных из самоваров и швейных машинок. И не мудрено – этот транспорт здесь самый удобный своей неприхотливостью и простотой, да и вообще все село можно пройти из конца в конец за двадцать минут.
Построенное в довоенные годы Крутогорово совершенно не оправдывает свое название – никаких крутых гор на горизонте не наблюдается. Одна длинная улица, тянущаяся вдоль берега, убогие древние бараки, пыль и мусор. Прямо за зданием школы на огромной куче отбросов красуется табличка «Свалка мусора запрещена».
В помещении бывшей милиции на стенах до сих пор красуются аляповатые портреты Железного Феликса, да в одном из полуразоренных кабинетов покрывается пылью огромный бюст Клима Ворошилова, который я захотел увезти в Петропавловск в качестве трофея, да только понял, что в одиночку до вертолета его не дотащить. А вот парсуну вождя мировой революции, писанную маслом на холсте и оправленную в лепной багет метр на полтора, я из врожденного мародерства с собою прихватил - на память о селе.

Крутогорово было основано в 30-е годы. Отсюда и его архитектурные особенности, в которых забота о людях стоит на последнем месте. Ряд таких населенных пунктов, поставленных вблизи рыбных мест и после их истощения закрытых, до сих пор зияет останками построек по обоим камчатским побережьям. И все они похожи друг на дружку – единственная улица на прибрежном песке, убогие деревянные бараки и каркасно-засыпные домишки. Когда-то здесь тоже был крупный рыбокомбинат, который мог бы существовать достаточно благополучно – если бы не старания нынешнего вице-губернатора Александра Чистякова, который, как считают некоторые областные депутаты, приложил руку к развалу комбината.
Крутогорово могло бы «подняться» и на береговой переработке краба. В свое время, чтобы занять население села, создать рабочие места, здесь была организована береговая переработка, приобретено необходимое оборудование… Но выделила ли тогда областная администрации крутогоровцам хоть килограмм краба? Разумеется, нет, так как в планы администрации никогда не входили задачи развития камчатского прибрежья. Это была всего лишь декларация для прикрытия совершенно других целей и задач - перераспределить квоты в пользу определенных людей.

Полчаса в Крутогорове – конечно, очень мало, но достаточно, чтобы понять, что село медленно умирает. И его смерть – судя по всему, вопрос ближайших нескольких лет. Причем это будет не в рамках «укрупнения», которое так ругают многие старожилы камчатской глубинки – укрупнение все-таки делалось - по тогдашнему властному пониманию - для людей. Сегодня люди для властей предержащих – материал расходный, предназначенный исключительно для извлечения дохода. Поэтому ни администрации области, ни Москве крутогоровцы не нужны – карман на них не набьешь, а головных болей любой отдаленный населенный пункт может доставить много.
…Наш вертолет поднимается в воздух, закладывает вираж над прибойкой и уходит на восток. Несколько чумазых мальчишек, игравших в песке, провожают глазами этого вестника из другой жизни. Жизни, более близкой к человеческой.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments