Александр Петров. Я не ракетчик, я филолог. (photoguide) wrote,
Александр Петров. Я не ракетчик, я филолог.
photoguide

Categories:

Первооткрывательницу Долины гейзеров похоронили на месте её находки

Вслед за Игорем Шпиленком тоже размещаю текст, состоящий из собственных измышлений и компиляции иных сочинений. Опубликован 11 августа в газете "Камчатское время".

5 августа 2010 года в Долине Гейзеров (Камчатка) был захоронен прах первооткрывательницы этого уголка заповедной природы Татьяны Устиновой.

 

Ушедший двадцатый век, казалось бы, не был веком географических открытий – сотню дет назад белых мест на картах уже почти не существовало. Человечество открыло всё, что могло, и занялось мировыми войнами и обустройством нового мирового порядка.

Тем удивительнее выглядит открытие в 1941 году Долины гейзеров.

Долина гейзеров - самый известный и одновременно полный загадок природный объект Камчатки. Она расположена в 180 км северо-восточнее Петропавловска-Камчатского, в долине реки Гейзерной. На небольшой территории находятся десятки гейзеров и кипящих источников. В июне 2007 года Долина подверглась воздействию оползня, под отложениями лавины оказались полностью погребенными несколько гейзеров.

Долина гейзеров, располагаясь на территории Кроноцкого заповедника, автоматически входит в разряд охраняемых объектов. Она включена в Семячикское лесничество, относящееся к участкам особого научного значения с ограниченной посещаемостью и усиленным режимом охраны.

Долина гейзеров входит в список семи чудес России.

 

«О, сколько нам открытий чудных…»

 

Русские первопроходцы ещё в XVII веке вышли к камчатским берегам Охотского моря и затем Тихого океана. Но понадобилось еще почти три века освоения Камчатки, прежде чем были обнаружены гейзеры. Рядом с будущей Долиной гейзеров прошла экспедиция Степана Крашенинникова, описавшего термальные поля Большого Семячика. Здесь же побывал Карл Дитмар. Ближе всех к открытию гейзеров были академик Владимир Комаров и Борис Пийп -  в 1909 году Комаров близ южного подножья вулкана Кихпиныч обнаружил речку, стекавшую на северо-запад, и назвал её из-за увиденных мощных столбов пара в верховьях  «рекой большой фумаролы». В 1933 году Пийп выходил к берегу Тихого океана по южному подножию вулкана Кихпиныч. Оттуда он видел белые клубы пара, похожие на паровые струи Узона. Непогода и нехватка времени не дали их осмотреть и, быть может, увидеть ниже, в среднем течении этой же речки, гейзеры.

Первооткрывательница Долины гейзеров Татьяна Ивановна Устинова родилась 14 ноября 1913 года в Крыму. Закончила Харьковский государственный университет в 1937 году по специальности «общая геология».

Во время учёбы Татьяна Ивановна вышла замуж за зоолога Юрия Викторовича Аверина.

«В 1940 году мы уехали с Урала на Камчатку в недавно организованный заповедник, - пишет Устинова в автобиографическом очерке, рукопись которого хранится в библиотеке Кроноцкого заповедника. -   На Дальний Восток свободного въезда дальше Иркутска, а может быть не Иркутска, а Читы, уже не помню, не было.  У нас, едущих работать на Камчатку, был пропуск, а также броня на билеты от АН СССР. Но для того, чтобы получить эти билеты не в общей, а специальной кассе, мы простояли 5 дней в очереди. Первые 3 дня отмечались 4 раза в сутки (один раз ночью), а последние две дня – каждый час. Если кто на перекличке отсутствовал, даже если опоздал, его  безжалостно вычеркивали; были для этого специальные блюстители…

Камчатка во время нашего приезда доживала ещё старые порядки, уже кончившиеся во Владивостоке. Магазины были полны и продуктами, и всякой мануфактурой и прочими изделиями, о чем на материке уже давно забыли. Но все же какие-то новые порядки возникали к великому возмущению камчатских жителей. Они привыкли покупать ящиками спирт, вино, консервы, сахар, конфеты и продажа поштучно и на килограммы их возмущала, хотя ограничений никаких не было. Водку на Камчатку вообще не завозили, а только спирт, и разводи сам, как хочешь, чего таскать воду в такую даль.

Петропавловск в то время был маленький городок. Несколько улиц вдоль порта и строились дома вокруг упомянутого Култучного озера, и всё. Институт вулканологии был даже не на окраине, а совсем за городом.        В общем, я плохо помню тогдашний Петропавловск».

 

Долина открылась людям

 

14 апреля 1941 года Устинова в сопровождении наблюдателя Кроноцкого заповедника Анисифора Крупенина, исследуя долину реки Шумной, обнаружила гейзер.

«Ошеломленные, - рассказывала Устинова, - мы с испугом смотрели на это невиданное извержение, не зная, как спасаться, если горячая вода достигнет нас: на крутом склоне бежать было некуда. Извержение и грохот закончились так же внезапно, как начались. Над площадкой поднимался с минуту столб пара, затем и он исчез. Все стало тихо и спокойно, как будто ничего и не было. Мы сидели перепуганные и подавленные. Прошло несколько минут, прежде чем меня осенило, что это ведь гейзер! Гейзер, которого до сих пор никто никогда не видел на Камчатке».

«Нельзя умолчать о нашем главном помощнике и спутнике в поездках, - писала Татьяна Ивановна. - Первая моя длинная поездка, в которой был обнаружен гейзер - явление ранее на материке Евразии неизвестное - была на собачьей упряжке с наблюдателем заповедника Анисифором Павловичем Крупениным. Он был камчатский абориген. Мать его ительменка (камчадалка) по национальности, а отец потомок военного, который в 1854 году отбивал Петропавловск-Камчатский от англичан. В этой поездке мы встретились с разными трудностями. Заблудились в пурге, потеряли собак, нашли их только через несколько дней, ночевали в снегу, тяжело уставали и поголодать пришлось. Я по мере своих сил старалась помогать Крупенину.   Он убедился, что я не какая-нибудь белоручка, полевой работник без фасонов и надежный товарищ. Мы с ним подружились на всю оставшуюся жизнь. Все время работы в заповеднике он был нашим постоянным спутником и другом…

После нашего отъезда с Камчатки Крупенин, уже на те поры женившийся, остался на работе в нефтеразведке, но жил возле мест, где приставили  снабжающие нефтеразведку корабли, на берегу океана. В 1949 году ночью он проснулся оттого, что не услышал прибоя. Человек он солидный, неторопливый, обулся, оделся, вышел и не увидел океана, он ушел. Он слышал, что во время страшного землетрясения 1927 года то же самое было в Петропавловске. Поэтому он вернулся, разбудил жену и тещу, оделись, закутали детей в одеяла, их было двое, маленькие. Теща накануне пекла хлеб, забрали его и что съедобное попало под руку и полезли на склон берегового уступа. Лезли изо всех сил и увидели, как вернулся океан, смыл их дом со всем имуществом, ни денег, ни документов они не захватили. Они были сухие и тепло одеты, еда на первое время тоже была. К счастью, накануне их корова не пришла домой из лесу, где паслась.

На следующий день прилетели самолеты искать уцелевших, привезли еду, одежду. Поселок заповедника смыло. Из большой семьи нашего плотника уцелела только его жена, вся семья погибла. Кое-кто спасся на чердаке, унесенного дома, если он по счастью не развалился, мокрые, озябшие, но живые.  Крупенин продал за большие деньги найденную корову, так как весь скот, бывший в стойлах, утонул. И на эти деньги по требованию жены уехал с Камчатки на Северный Кавказ Пятигорск, где и жил до смерти…»

(Мы столь обильно цитируем рассказ Устиновой о Крупенине по двум причинам: во-первых, его можно также считать первооткрывателем Долины, во-вторых, информация о нём больше нигде не встречается.)

 

Осталась в своей Долине…

 

После смерти Юрия Аверина в 1987 году Татьяна Ивановна уехала к старшей дочери в Канаду. Несмотря на почтенный возраст, Устинова много путешествовала, она побывала в Йеллоустонском парке, где по приглашению администрации выступила с рассказом о камчатской Долине гейзеров.

Татьяна Ивановна скончалась на 96 году жизни 4 сентября 2009 г. Свой прах она просила захоронить в Долине Гейзеров.

«На устойчивом склоне прошу поставить большой кусок твёрдой изверженной породы… и у этого камня зарыть урну», - завещала Устинова.

Теперь Устинова осталась в Долине». Согласно последней воле исследовательницы, совершившей самое глобальное открытие ХХ века, её прах покоится на склоне долины реки Гейзерной.

- Татьяна Устинова — это наша история, это великий, потрясающий человек. Она ведь не одно открытие сделала, причем в какое время — вертолетной поддержки не было, перемещались ученые пешком, на собаках в лучшем случае, часто это было связано с риском для жизни. Это люди, которые были действительно энтузиасты, которые бескорыстно посвящали себя работе. Со своей стороны мы постарались сделать все возможное, чтобы исполнить просьбу согласно завещанию» — рассказал директор Кроноцкого государственного биосферного заповедника Тихон Шпиленок.

В церемонии захоронения участвовали две дочери Устиновой Татьяна и Галина, внук Константин, сотрудники Кроноцкого заповедника, коллеги и друзья. Татьяна и Галина Аверины прилетели на Камчатку из Ванкувера. Прах первооткрывательницы в искусно выточенной деревянной коробке опустили на небольшую глубину, и установили над ним надгробье из обломков застывшей лавы, доставленных накануне вертолётом с подножья вулкана Кихпиныч.

- Я бесконечно рада, что мы это сделали, исполнили волю мамы. Красивый склон, и никакого памятника, только простая скромная табличка с именем и датами рождения и смерти. Более правильного места и придумать нельзя. Кроноцкий заповедник сразу пошел нам навстречу, и оказал огромную помощь, мы очень благодарны сотрудникам, — рассказала Татьяна Аверина.
- Моя бабушка была человеком, стирающим последние белые пятна с карты Земли. Всё, что было у нее на руках, это береговая линия, координаты и высота основных вулканов, остальное — белый лист! Я первый раз в Кроноцком заповеднике, но прожил с этим местом всю жизнь, по фотографиям и фильмам, всё узнаваемо, и я надеюсь, что баба Таня обретет здесь покой, — добавил внук Устиновой Константин Корндорф.

Последний раз Устинова навещала заповедник в 1999 году, еще до схода лавины. И очень радовалась, что в Долине проложили деревянные тропы для туристов, помогающие сохранить уникальное место.
Когда Татьяне Ивановне рассказали о природной катастрофе, она заметила, что ничего необычного в этом нет. Как геолог со стажем, исследовательница дала трезвую оценку ситуации. Камчатка — молодая земля, а для Долины гейзеров, где до Татьяны Устиновой не ступала нога человека, и вовсе нет ничего невозможного.

В предисловии к фотоальбому известного фотографа-природника Игоря Шпиленка «Долина гейзеров» Устинова писала: «Как геолог, я понимаю, что такого рода катастрофы в горной вулканической местности неизбежны. Что поделаешь. Но сердцу больно. Я продолжаю любить ту Долину, которую я впервые увидела с Крупениным в 1941 году. Никому более не суждено созерцать Долину в том великолепном виде, какой она была до 3 июня 2007 года…»

Уже у вулканического надгробия самые близкие люди первооткрывательницы прочитали стихи, и сказали проникновенные слова в её честь. Теперь каждая экскурсия по маршруту «Гейзеры Кроноцкого заповедника» будет начинаться не только с истории открытия этого чуда света, но и непосредственно, с самого места захоронения. Надгробие и табличка установлены у раскидистой каменной березы, среди дикорастущих лилий и хохлаток, в самом начале экологической тропы, по которой гости Долины начинают свои экскурсии по одному из семи чудес России.


(Красным выделены места, вычеркнутые из текста редактором газеты "Камчатское время".)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments