Александр Петров. Я не ракетчик, я филолог. (photoguide) wrote,
Александр Петров. Я не ракетчик, я филолог.
photoguide

Про пойти на абордаж.

3 июля 2010 года я сходил на абордаж.
Нет, не так.
3 июля 2010 года я сходил на «Абордаж».
Если быть точным, то – съездил.
Лишь на начало «Абордажа».
Второй ежегодный камчатский бардовский фестиваль морской, пиратской и юмористической песни «Абордаж-2010» имел место в туристическом приюте «Горячий ключ».



Одно из наиболье ненавидимых мною явлений – художественная самодеятельность. Обычно она вызывает не просто физическое неприятье – а по Мандельштаму желанье дать в руки участникам самодеятельности анализ мочи Горнфельда и стакан горячего полицейского чаю (цитирую по памяти). И заушать сплеча с обеих сторон.
…петь якобы смешные песни, наверное, лучше, чем писать умные исторические исследованья – тебя окружает большое количество податливых одиноких дам разных полов и возрастов, а ещё у тебя есть поклонники, приходящие с алкоголем в кармане…
(Это подумалось без всяческой привязки к герою «Абордажа» Юре Завражному, вокруг которого крутилось всё действо театрализованного пролога.)



Удивительно, но – капустник, представший в прологе, несмотря на всю свою доморощенность, не вызвал желанья напоить никого полицейским чаем.
Всё было очень мило и дружелюбно.
(Хотя – по гамбургскому счёту – незачем.)
В общем – «как здорово, что все мы здесь сегодня собрались».
И не более того.



Что нужно охлосу?
Хлеба.
И – зрелищ.
За неименьем лучшего – идут на «Абордаж».
(Кстати, далеко не худший варьянт – ведь не водку же жрут под заборами и не героиновые шприцы себе в руки тыкают.)
Друг мой, регулярно оцифровывающий аудиоархивы камчатской самодеятельной песни 70-90-х годов, авторитетно заявляет: уровень этой самой песни упал катастрофически.
Но людям нужно общенье.
Все – на «Абордаж».
Это вовсе не Ойстрах и не Майя Плисецкая (как в старом анекдоте).
По крайней мере, хуже от этого не будет.
(Разве что несколько неофитов и праздных зевак примут происходящее за подлинное искусство.)



На «Абордаже» даже несколько раз было по-настоящему весело.
Правда.
Не преувеличиваю.
Во время костюмированного пролога с бенефицьянтом Завражным и ряженым командором-«адмиралом» Виктором Кирилловым.
А потом начали петь.
И я уехал.

Злобный нобелевский старикашка Герман Гессе искренне пытался приобщить Гарри Галлера к масс-культуре.
Приобщенье кончилось крахом.
Потом Гессе попытался вывести Йозефа Кнехта из Кастальи к охлосу.
Кнехт не принял фельетонной эпохи.
И утонул в ней.

Опрощенье – куда хуже простоты.
Все – на «Абордаж»!
День прошёл исключительно хорошо.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment