Александр Петров. Я не ракетчик, я филолог. (photoguide) wrote,
Александр Петров. Я не ракетчик, я филолог.
photoguide

Category:

О дивчине Олене, фотографии и харьковской культурной традиции. Эссе-дацзыбао.

Жила-была в одном маленьком украинском селе дивчина Олена Горобец. Мамо и тату у нее были простые сельские «роги», поэтому ничего доброго дивчина унаследовать от них не смогла – ни накопленного приданого, ни хотя бы небольшого ума. Учеба тоже не пошла Олене впрок – какое там образование в сельской школе, худо-бедно научили читать с запинкой да складывать цифры в столбик. В общем, получилась эдакая монструозная дивчина, взращенная на посиделках с семечками, на дешевых телесериалах первоперестроечных лет и на мечтах о том, как бы проникнуть в ВУЗ (Выйти Удачно Замуж). Да и мамо все твердила: ты у нас красавица, цель каждой дивчины захомутать богатого прынца, и ты это сделать сможешь.
Лет в восемнадцать наша Олена поехала в ближайший большой город – по иронии судьбы это оказался Харьков. Но Харьков был уже не тем культурным центром, в котором в предыдущие десятилетия жили и творили бухгалтер и стихоплет Чича Бабкин (трагедией всей длинной и унылой жизни которого стало то, что он не был сыном матери-еврейки и поэтому не смог после 1969 года свалить от засаленных нарукавников ненавистного планового отдела и от красных помидоров к яффским апельсинам и сталинистам-кибуцникам); писатель про заек и молодой негодяй Педичка Цитрусов (которого так в юности угнетала его девичья фамилия Савченко, что он променял свою тающую свежесть на форшмак в постели сумасшедшей своей сожительницы толстой и седой Ханы/Ганны Мойсеевны/Мусиевны Рубинштейн); тяготеющий к шанкруозным бомжихам фотолюбитель Борух Ми Хайлов (который так полюбил дойчмарки, что задолго до гордящейся дедушкой-эсэсовцем обрезанной Кавабанги начал переодеваться в немца и самопортретироваться с собственночленно насилуемой морщинистой женой, но неарийский профиль все равно выдавал Боруха); мохнорылый художник-ивангардист Анатоль Брусилов-с-Кий (которого тоже так удручало неукраинское происхождение, что он представлялся внучатым племянником прославившегося еще в Первую войну своим дерзким прорывом генерала, но кудряшками и пейсиками вызывал лишь смех у окружающих). Кто-то из этих почтенных культурных дам уже к тому времени помер; кто-то как чеховские сестренки повизжал «В Москву!» и уехал туда; кто-то на окраинах Нового Йорка уже чмокал смуглые пиписьки моделей Венички Костицына. Добрая культурная традиция этого малороссийского города осталась разве что в воспоминаниях развлекающегося в Интернете стареющего Мягкого Смотрителя, раз в месяц проходящего курс лечения в лучшей венской клинике, где именитые фрейдисты пытаются смягчить его эдиповы комплексы, надроченные в лиловых складках юности (так написал еще один фотолюбитель, сбежавший в Париж Димитрий Савицкий).
Ни в какой институт дивчина поступить не смогла – ни знаний, ни хотя бы денег у нее не было. Мужа тоже найти она не смогла – достойные парни предпочитали более красивых и более умных. Пришлось работать на авоськовязальной фабрике и быть честной давалкой для рабочих своего цеха. Но тут вовремя подвернулась Мамка, ловко обработала дивчину, и несколько лет наша Олена трудилась в агентстве досуга.
Когда нашей героине стукнуло уже 27 («ей 27 лет, она еще недурна…») и она полностью сформировалась как конченная глупая стерва с запредельными амбициями, ее заказал к себе в особняк за городом подвыпивший «новый украинец» Виталик – экс-комсомолец с типично русской фамилией, короткими ножками, толстой задницей, вялым члеником, не окончательно патологическим садизмом и любовью к «золотому дождю» (попросту говоря, он, как Гитлер, любил, когда на него мочились). Олена смекнула, что к чему, и осталась жить у стареющего предпринимателя. Конечно, он и поколачивал ее (и не только во время секса, когда пользовался еще и веревками, и наручниками, и цепями), и не выпускал одну из загородного дома, но покушать у дивчины было всегда вдоволь, модных тряпок целых три шифоньера, да и в родное село она каждый месяц посылала сотню-другую гривен, что по сельским меркам - целое состояние.
Как-то, наглотавшись Олениной мочи и намахавшись пухлыми кулачками, пьяненький Виталик поддался на провокацию и привез украшенную свежими бланшами Олену в ЗАГС, где сочетался с нею законным браком. Ощутив себя в силах законной супруги, дивчина сразу же объявила супругу, что жить ей в золоченой клетке скучно и что она должна «самореализоваться» (слово это она незадолго до того услышала в женском ток-шоу по телевизору). Незадолго до того мордовороты Виталика отняли у какого-то фотолюбителя, прогуливавшегося в окрестностях особняка и фоткавшего вишневое цветение, дешевый цифровой кулпикс. Виталик впихнул его в руки Олены и посоветовал: «Да хоть фотографией займись – все одно с тебя большого толку нет!» (совместных детей у супругов не было по причине приведших к определенным последствиям Олениных абортов, а у Виталика уже были взрослые детишки, жившие при первой жене и папашей не забываемые).
Да, мы забыли сказать, что Виталик даже после законного брака не отказывался от холостяцких привычек. Дивчины по вызову появлялись в особняке регулярно (настолько регулярно, насколько позволяло стареющее либидо). Олена было попробовала на правах законной супруги воспрепятствовать «разврату в доме», но оказалась перед дилеммой: терпеть или уезжать назад в село к родителям-пенсионерам. И тогда между супругами был достигнут консенсус: Виталик с дивчинами занимается своими любимыми видами секса, а Олена потом фотографирует девочек по вызову нагишом в огромной кухне, одну из стен которых приглашенный местный дизайнер интерьера наполовину задрапировал, а наполовину раскрасил под саудековы стенки.
В кабинете Виталика стоит компьютер, подключенный к Интернету по выделенной линии. Мы не знаем, какими путями дивчина оказалась на сайтах, посвященных художественной фотографии. И не ищем в прочитанном сейчас тексте каких-то совпадений с реальными персонажами. Все описанные лица никогда не существовали в действительности (кроме Гитлера и Д.Савицкого), являются авторским вымыслом, и вообще кто узнает себя - на том ермолка полыхает!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments